Архив сайта
Июль 2019 (15)
Июнь 2019 (12)
Май 2019 (12)
Апрель 2019 (17)
Март 2019 (16)
Февраль 2019 (24)
Календарь
«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: «Кабардинско-венгерско-латинский словарь» (Lexicon Cabardino-Hungarico-Latinum) лингвиста-тюрколога, этнографа, профессора Балинта Габора (Balint Gabor) был выпущен в 100 экземплярах в г. Клуже в 1904 г. В словаре 611 страниц, охват – около 20 тыс. лексических единиц, куда входят более 500 заглавных слов. Для озвучивания лингвистических единиц использованы знаки (литеры) из различных алфавитов (венгерского, латинского, греческого, английского и др.). Данный словарь можно считать многоязычным.

Сам автор не уточняет тип словаря. По содержанию – это скорее всего словарь-справочник – самоучитель комплексного, универсального характера, имеет явно коммуникативный характер. Каждая лексическая единица сопровождается богатейшим иллюстративным материалом, который переводится на венгерский и латинский языки (если это слово, словосочетание), только – на венгерский язык (фразеологизмы, пословицы, поговорки, загадки).

Ключевые слова: тюрколог, этнограф, этнонимы, мадьяры, венгры, адыги, секеи, газыри, гунны, Великое переселение народов.

Tutarischeva M. K.


About the "Kabardian-Hungarian-Latin Dictionary" by G.I. Balint

Abstract:
The "Kabardian-Hungarian-Latin Dictionary" (Lexicon Cabardino-Hungarico-Latinum) of the linguist-turkologist, ethnographer, professor Balint Gabor was released in 100 copies in Cluj in 1904.In the dictionary of 611 pages, coverage – about 20 thousand lexical units, which includes more than 500 headwords. For the scoring of linguistic units, signs (letters) from various alphabets (Hungarian, Latin, Greek, English etc.) were used. This dictionary can be considered multilingual.

The author himself does not specify the type of dictionary. In content – this is most likely a dictionary-reference book – self-instruction manual of a comprehensive, universal character, has a clearly communicative character. Each lexical unit is accompanied by the richest illustrative material, which is translated into Hungarian and Latin languages (if this word, phrase), only – into the Hungarian language (phraseologicalisms, proverbs, sayings, riddles).

Keywords: turkologist, ethnographer, ethnonyms, Magyars, Hungarians, Adygeis, sekes, gazirs, Huns, Great migration of peoples.


Мариат Тутарищева: О «Кабардинско-венгерско-латинском словаре» Г.И. Балинта





























Венгерский этнограф Вереш Пэтэр (Veres Peter) любезно предоставил нам возможность познакомиться с тремя совершенно уникальными трудами, которые хранятся в библиотеке Будапештского университета с 1898 г. Это: 1) «Кабардинско-венгерско-латинский словарь» (Lexicon Gabardico-Hungarico-Latinum), 2) «Грамматика кабардинского языка» (Grammatica Cabardica), 3) сборник статей, посвященных этнографии и истории черкесов.

Автором первых двух трудов является лингвист-тюрколог, этнограф, профессор Балинт Габор (Gabriel Bálint-Шуеs). Профессор-этнограф Садецкий-Кардош Лайош (Szádeczky-Kardoss Lajos) является автором нескольких статей по этнографии и истории в сборнике.

Прежде чем приступить к краткому описанию вышеназванных трудов, думается, необходимо сделать небольшой экскурс в историю венгерского (мадьярского) и адыгских народов, чтобы понять, что интерес, проявляемый венгерскими учеными (этнографами, лингвистами, историками) к народам, населяющим Северный Кавказ (особенно к адыгам), не является случайным.

Ещё с древних времён народы Северного Кавказа не были обделены вниманием со стороны разных категорий путешественников. Этот интерес не ослабевал в течение многих веков и продолжается по сей день.

«Только одно, далеко не полное перечисление имен людей ХIII-ХIХ вв., давших сведения о народах Северного Кавказа, говорит о многом. Среди них французские монахи и путешественники: Вильгельм (Гильом) Рубрук (1353 г.), Плано Карпини (ХIII в.), Иоганн (Ганс) Шильтбергер (ХIV в.), венецианский дворянин Мосфак Барбаро (ХV в.), видный пастор Арканжело Ламберти и др. В ХVII в. оставили записи о северокавказских народах известный государственный деятель Нидерландов Витсен, голландский писатель-путешественник Я. Я. Стрейс, французский ювелир Жан Шарден, немецкий ученый Энгельберт Кемпфер, французский дворянин Амбри де ля Мотре. В ХVIII в. жизнь горцев описывали монах Доминиканского ордена Джиовани Лука, немец на русской службе Иоганн Густав Гербер, французский ученый, дипломат и политический деятель Карл Пейсонель, русский академик Иоганн Антон Гюльденштедт, академик Пётр Симон Паллас, академик Генрих-Юлиус Клапрот. В ХIХ в. оставили сведения о жизни горских народов коммерсант Рафаэль Скасси, генерал-лейтенант русской службы И.Ф. Бларамберг, швейцарец Фредерик Дюбуа де Монпере, английский политический агент Джеймс Белл, корреспондент английской газеты «Таймс» Дж. А. Лонгворт, ученые Карл Кох и Морис Вагнер и др. [1: 36].

Интересно заметить, что среди множества путешествий, которые предпринимались на Северный Кавказ, выделяются два одинаковые по целевой установке: поиски предков мадьяр (венгров) на Кавказе. Первую поездку на Кавказ совершил венгерский ученый-историк Жан-Шарль де Бесс в 1829 г. вместе с экспедицией генерала Емануэля. Он посетил Карачай, познакомился в Нальчике с молодым Шорой Ногмовым, который поразил его своей образованностью. Шора Ногмов знал много языков. Он в одинаковой степени мог говорить, писать на турецком, персидском, татарском и русском языках. Жан-Шарль де Бесс оформил результаты своей поездки как путевые заметки «Путешествие в Крым, Грузию, Армению, Малую Азию и в Константинополь».

В 1895 г. (через 66 лет после Жана-Шарля де Бесса) такая же экспедиция с той же целью была организована на Кавказ и в Среднюю Азию графом Зичи Енё ( Zichy Jeno). В этом увлекательном путешествии приняли участие лингвист-тюрколог, этнограф, профессор Клужского университета Балинт Габор (Gabriel Balint-IIIyes) и профессор-этнограф Садецкий-Кардош Лайош (Szadeczky-Kardoss Lajos), который вел путевой дневник экспедиции и делал исторические и этнографические заметки. Лингвистические выводы сделал профессор Балинт Габор, которые были оформлены в виде «Кабардинско-венгерско-латинского словаря» и «Грамматики кабардинского языка», которая написана на венгерском языке. Словарь был выпущен в 100 экземплярах в г. Клуже в 1904 г., а «Грамматика хранится в университете в рукописном виде. Исторический и этнографический материал в двух томах в виде оттисков под названием «Кавказские и среднеазиатские путешествия графа Зичи Енё» хранится в Трансильванском музее с 1898 г. К сожалению, из-за отсутствия финансовых возможностей у исследователей и невозможности доказать перед правительством того времени значимость собранного материала он не был издан массовым тиражом, а «Кабардинско-венгерско-латинский словарь», как сказано выше, был издан только в 100 экземплярах. Таким образом, как «Грамматика кабардинского языка» Б. Габора, так и записи Зичи Енё остались в рукописном виде.

Как пишет профессор Садецкий-Кардош Лайош, у членов экспедиции большой интерес вызывали черкесы, а среди черкесов – шапсуги и кабардинцы. По мнению венгерских ученых, у старшего поколения секеев (этнографической группы венгров в Трансильвании) [2: 1184] много общего с черкесами, например, тип и черты лица, характер, образ жизни, обычаи, гостеприимство, рыцарство, благородство, воинственность, архитектура жилища, меблировка (низкие столики наподобие черкесских Iанэ), ткани, ковры, образцы орнаментов, песни, танцы, поверья, одежда (газыри – деревянные патроны, бурка), еда, напр. хлеб из проса (у адыгов – хьатыкъ, мэджадж, хьалпIамэ), каша из пшена (у адыгов – пIастэ), пшенное пиво «makszeme» или «bakszeme» (у адыгов – бахъсымэ, махъсымэ), шашлык, животноводство (в основном коневодство), верховая езда, семейные знаки (тамгъэ), тавро на лошадях, оформление надгробий и др.

Доказательством того, что интерес к Северному Кавказу не ослабевает у мадьяр (венгров) и в настоящее время служит то обстоятельство, что Центрально-Европейский Университет в Будапеште провел в сентябре 1966 г. конференцию на тему «Кавказ как уникальный перекресток древних культур (от раннего средневековья вплоть до Кавказской войны)», куда были приглашены историки, филологи, этнологи, религиоведы, искусствоведы и фольклористы с Кавказа, из Европы, США, Японии, стран Ближнего Востока. В центре внимания конференции были средневековые культурные связи народов и народностей Кавказа, независимо от их численности и государственного статуса.

Что связывает мадьяр (венгров) с Северным Кавказом, жителями, населяющими этот регион? Исторические источники доказывают, что этноним «мадьяр» (венгр) всегда сопровождается этнонимом «гунн» и связан с миграцией (Великим переселением) народов, которая оставила след на Северном Кавказе.

История гуннов, как гласит наука, начинается с того периода, когда они жили к северу от Китая, в степях современной Монголии. Это были «сюнну» – воинствующие кочевые племена, которые постоянно совершали набеги на Империю Цинь…

Императоры так называемой Поздней династии Хань начали борьбу со своими внешними врагами, племенами сюнну. Большая китайская армия, а население Китая в ту пору насчитывало около 60 миллионов человек, двинулось в северные степи. Армия сюнну была разгромлена, а остатки населения бежали в Среднюю Азию и через несколько веков оказались на другом конце евразийского материка. Здесь они были уже известны под именем гуннов и начали нападать на Римскую империю [3: 1995]. Гунны, кочевой народ, сложился во 2-4 вв. в Приуралье из тюркоязычного хунну и местных угров (венгров) и сарматов. Массовое передвижение гуннов на запад (с 70-х гг. 4 в.) дало толчок т.н. Великому переселению народов. Подчинив ряд германских и других племен, гунны возглавили мощный союз племен, предпринимавший опустошительные походы во многие страны.

Наибольшего могущества достигли при Аттиле. Продвижение на Запад было остановлено их разгромом на Каталунских полях (451 г.). После смерти Аттилы (453 г.) союз племен распался [2: 350]. Исторические сведения свидетельствуют о том, что «в 70 гг. IV в. н.э. алано-сарматский союз кочевников, располагавшийся в степях правобережья Кубани, был разгромлен полчищами гуннов. Часть алан гунны увлекли с собой на Запад, часть оттеснили в горы Северного Кавказа. Южная волна гуннов прошла через Таманский полуостров, подвергнув разрушению города Боспорского царства. Земля адыгов была опустошена. Отхлынув, гунны оставили после себя могильные курганы, пепел пожарищ и страшную память, которая пережила века и тысячелетия. Во время правления Аттилы (433-454 гг.) гуннские завоевания достигли своего апогея. Ш. Ногмов записал одно предание, в котором упоминается царь гуннов: «Адиля, Молот вселенной, бич божий» «Господь бог помиловал нас, горы и ущелья наши, бич небесный отступил от нас благополучно». Сохранились предания, подтверждающие, что Аттила покорил Черкесию и «заставил сынов её» присоединиться к своему войску. В адыгских песнях говорится: «По большим горам, как блестящие звёзды стекаются к Аттиле воины наши, наносящие удары, подобно ударам грома. Отборная конница наша отправляется вслед за Аттилой с охотою. Если же этого недостаточно, то приготовимся ехать и мы» [4: 30].

В другом источнике говорится: «В Предкавказье в V-X вв. в разное время появлялись и исчезали многие пришлые племена и народности. Так, ушли угры (венгры), болгары из некогда Великой Булгарии в Прикамье. Оттесненные азиатскими племенами, они одно время занимали районы между Доном и Кубанью, а оттуда, гонимые другими племенами, частью ушли за Дунай, а частью в предгорья Северного Кавказа, практически растворившись с другими племенами. Они оставили, тем не менее, свои следы в Карачаево-Черкесии» [1: 29].

Таким образом, бурная эпоха Великого переселения народов, когда быстро менялась карта населения Европы, когда исчезали с лица Земли некогда могущественные племена (вандалы, остготы и др.), послужила материалом для различных исторических песен, «гъыбзэ» (у адыгов), различных эпических сказаний (у скандинавов и древних германцев), например, «Песнь о Нибелунгах», «Песнь о Хильдебранте». В «Песне о Нибелунгах» Аттила выступает под именем Этцеля (мужа Кримхильды, сестры бургундского короля Гунтера).

Нельзя не отметить и то обстоятельство, что Северный Кавказ находился на перекрёстке торговых путей между западом и востоком, через который проходил путь от Индии и Китая. Народы Северного Кавказа (в том числе и адыги) не могла оставаться в стороне от тех событий, которые происходили в то историческое время.

Таким образом, нельзя не понять тот интерес, который испытывают венгры (мадьяры) к Северному Кавказу, к народам, населяющим его.

Венгры называют себя мадьярами (Magyar), свою страну Magyarorszag, дословно «венгерской страной (страной мадьяр)», а свой родной язык Magyar nyelv «венгерским языком». Венгерский язык относится к финно-угорским языкам, которые вместе с самодийскими языками образуют уральскую языковую семью. Предки венгров выделились из угорской общности в первой половине 1 тысячелетия до н. э. Подавляющее их большинство в V в. н. э. оставило свою прародину «Большую Венгрию» (Magna Hungeria), находящуюся на территории нынешней Башкирии, и двинулось на юго-запад (на территорию между нижним течением Дона и реки Кубани), затем постепенно они переселились на территорию между Днепром и Нижним Дунаем [5: 8].

Мадьяры, прекратив кочевой образ жизни в эпоху Великого переселения народов около середины первого тысячелетия нашей эры, осели в прикарпатской котловине, где жили славянские племена.

В течение столетий мадьярский (венгерский) язык не мог не впитать в себя множество слов и выражений из других языков и не повлиять на языки других народов, с которыми соприкасались венгры (мадьяры).

Кабардино-черкесский, венгерский и латинский языки отличаются друг от друга генеалогически и типологически.

Генеалогически кабардино-черкесский язык относится к абхазо-адыгской группе иберийско-кавказских языков, венгерский – к финно-угорской группе уральской семьи языков. Латинский язык входит в индоевропейскую семью языков.

Типологически кабардино-черкесский язык (как и адыгейский) относится к полисинтетическим языкам с элементами агглютинации. Данным не чужды также некоторые особенности флективных языков. По мнению М.А. Кумахова, «грамматический строй адыгских языков характеризуется высокой степенью синтеза. Глубина полисинтетического комплекса достигает десяти, пятнадцати и более значимых единиц (морфем), что связано с особенностями строения личной парадигмы [6: 3].

Венгерский язык относится к агглютинативным языкам, в которых формы слова образуются не путём изменения флексии, а путём агглютинации, т.е. механическим присоединением стандартных аффиксов к неизменяемым (лишенным внутренней флексии) основам или корням [7: 15]. Латинский язык относится к синтетическим языкам, в которых грамматические значения выражаются в пределах самого слова (аффиксация, внутренняя флексия, ударение, супплетивизм и т.д.), т.е. формами самих слов [8: 389].

В течение долгих столетий, полных странствий, венгерский язык претерпел очень сильное влияние иноязычных (в первую очередь тюркоязычных народов). Этот период венгерского языка называется правенгерским периодом. Венгерский язык вобрал в себя массу славянских слов и выражений, имеющих отношение к оседлой жизни и сельскому хозяйству. Думается, и другие языки (например, адыгские) не остались в стороне от этого.

Несмотря на то, что в течение ряда столетий венгерский язык находился под влиянием многих языков, он всё же сохранил свой финно-угорский облик по сей день, обнаруживая черты, сближающие его с другими финно-угорскими языками и отличающие от других языковых семей, которые сводятся к следующему:

Грамматический род отсутствует.

Для выражения связи слов в предложении используются не предлоги, а падежные окончания, присоединяемые к основе существительных, прилагательных и т.д., или послелоги, стоящие после них. Падежные окончания единственного и множественного числа не отличаются друг от друга.

Отношения обладания и принадлежности выражаются с помощью лично-притяжательных признаков (а не притяжательных местоимений типа русского «мой», «мои» и т.д.), присоединяемых к существительным, прилагательным и т.п. непосредственно.

В большинстве финно-угорских языков определенность-неопределенность предмета или лица является важным различительным признаком. В венгерском языке от него зависит употребление артикля, безобъектного или объектного спряжений, порядка слов и т.п.

Определение всегда стоит перед определяемым словом и не согласуется с ним. После определения, выражающего как определённое, так и неопределенное количество, определяемое слово стоит всегда в единственном числе.

Слова, обозначающие парные части тела и предметы, состоящие из двух частей, употребляются всегда в единственном числе.

Сложные существительные в большинстве финно-угорских языков образуются путем различных типов словосложения без помощи какого-либо соединительного знака.

Во многих финно-угорских языках, в том числе и в венгерском, ударение в слове всегда выпадает на первый слог.

Из сказанного видно, что много общего можно найти в грамматике венгерского и адыгских языков.

Словарь рассчитан на то, чтобы им в равной мере пользовались кабардинцы, адыгейцы, венгры и люди, владеющие латинским языком.

Предисловие и введение к словарю написаны на латинском языке.

В Предисловии даётся краткое описание географического положения Кабарды, делается краткий экскурс в историю кабардинского народа, включая нашествие гуннов на Кавказ. Здесь делается также толкование некоторых этнонимов, напр., adighe (utigur), sap … (Csaba – sag), Moger (Mu – ager – Magьar), Hungari (Hun- …) и др.

В предисловии даются источники иллюстративного материала. Это: материалы из сборников СМОМПК №№ XII, ХХI, ХХV, ХХVI, ХХIХ, ХХХII, пословицы, поговорки, загадки, собранные П. Тамбиевым и К. Атажукиным, которые переводятся на венгерский и частично на латинский языки. Во многих случаях приводятся параллели из других языков (адыгейского, японского, китайского, монгольского, тюркских и др.)

Во введении даётся краткий очерк по грамматике кабардинского языка, который составлен на основе «Краткой кабардинской грамматики» Л. Г. Лопатинского. Очерк написан в сравнительном анализе кабардинского языка с венгерским.

При анализе «Кабардинско-венгерско-латинского словаря» Балинта Габора мы сравнивали его с существовавшими до него словарями, словарными материалами, собранными И.А. Гюльденштедтом, П.С. Палласом, Е.Ю. Клапротом, посвященными адыгским языкам; Л.Я. Люлье, «Словарь русско-черкесский или адыгский с краткою грамматикой сего последнего языка». – Одесса, 1846 г.; D.L. Loewe, «A dictionary of the circassian Language». – London, 1854. «Словарь черкесского языка в двух частях»: 1. Англо-черкесско-турецкий и Черкесско-англо-турецкий (написан арабским алфавитом); Л.Г. Лопатинский, «Русско-кабардинский словарь с указателем». – СМОМПК, вып. ХII, отд. II, Тифлис, 1891 г. «Кабардино-русский словарь» 1830-е гг., впервые опубликован в 1956 г.

Надо заметить, что анализируемый нами словарь Балинта Габора выгодно отличается от вышеназванных словарей по содержанию, охвату лексических единиц, по богатству иллюстративного материала.

Как известно из специальной литературы, среди лингвистических словарей можно выделить аспектные (специальные) словари (синонимические, антонимические, омонимические, фразеологические, грамматические, орфографические, орфоэпические, морфемные, словообразовательные, тематические и т.п.), которые содержат информацию только одного вида. Бывают и комплексные («универсальные», академические), которые включают по возможности все сведения о слове: толкование, грамматические признаки, произношение, ударение и т.д. Здесь даётся полная информация о слове.

Лингвистические словари в зависимости от того, каким методом, способом объясняется языковой материал, делятся на одноязычные и многоязычные (переводные). Рассматриваемый нами «Кабардинско-венгерско-латинский словарь» можно считать многоязычным, т.к. в нём даётся перевод кабардинских лексических единиц на венгерский, адыгейский, а затем латинский языки.

По предназначению этот словарь походит на академический (универсальный, комплексный) словарь частично, хотя авторы не всегда выдерживают принципы построения словаря и требования к словарям такого типа. По содержанию – это словарь-справочник – самоучитель комплексного, универсального характера, т.к. автор в нём старается давать как можно больше сведений о слове. Хотя в отдельных случаях не выдерживается единообразие принципов построения словаря и словарных статей, но это не умаляет значимости и достоинств словаря-справочника.

Сам автор не уточняет тип словаря, просто называет его «Кабардинско- венгерско-латинским словарём». Словарь имеет явно коммуникативный характер. Основная задача автора, на наш взгляд, найти как можно больше общего между кабардинским и венгерским языками, наличие каких-либо общих черт и с другими языками. Так, помимо венгерского и латинского языков, автор приводит параллели из других языков (адыгейского, японского, китайского, корейского, маньчжурского, монгольского, арабского, тамильского, тюркских).

Словарные статьи в Словаре имеют нетрадиционное построение.

Заглавное слово дается сразу разделенным на морфемы (если это возможно). Оно выделяется слегка жирным шрифтом. За заглавным словом даётся перевод морфем на венгерский и другие вышеназванные языки.

Затем даётся перевод всего слова на венгерский и латинский языки. Каждая лексическая единица сопровождается богатейшим иллюстративным материалом в виде слов, словосочетаний, предложений. Почти все заглавные слова сопровождаются фольклорным материалом (пословицы, поговорки, загадки).

Часто словарная статья представляет собой большое гнездо, но не всегда оно строится на однокоренных словах. Это могут быть слова по общим префиксальным морфемам, корню и т.д. В гнезде каждое слово получает точно такое же оформление, как и заглавное слово, поэтому такое формальное гнездо имеет богатое содержание.

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что автор пытается объединить алфавитный и гнездовой принципы расположения лексических единиц.

Литература:

1. Напсо Д.А. Надежда и доверие (из истории дружеских связей народов Карачаево-Черкесии с русским народом) / Д.А. Напсо, С.А. Чекменов / Под ред. докт. ист. наук, профессора Е.А. Бубловой – Черкесск: Стелла, 1993. – С. 36, 29.
2. Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А.М. Прохоров. – 3-е изд. – М.: Сов. энциклопедия, 1985. – С. 1184, 350.
3. История и религия. Универсальная энциклопедия школьника (сост. А.А. Воротников). – М.: ТОО «Хачвест», 1995.
4. Шеуджен А.Х. Земля адыгов (Адыгэмэ ячIыгу) / А.Х. Шеуджен, Г.А. Галкин, А.К. Тхакушинов, Н.Е. Алёшин, А.А. Кушу, Б.Е. Шеуджен / Под ред. академика РАЕН, профессора А.Х. Шеуджен. – 2-е изд., перераб. и доп. – Майкоп: ГУРИПП «Адыгея», 2004. – С. 30.
5. Энико Сий. Курс венгерского языка. – Будапешт, 1981. – С. 8.
6. Кумахов М.А. Словоизменение адыгских языков / М.А. Кумахов. – М.: «Наука», 1971. – С. 3.
7. Розенталь Д.Э. Словарь-справочник лингвистических терминов. – М.: «Просвещение», 1976. – С. 15.
8. Лопатинский Л.Г. Краткая кабардинская грамматика. – СМОМПК, вып. ХII, отд. II. – Тифлис, 1891.

Вестник науки АРИГИ №13 (37) с. 132-138.

АЛФАВИТ, ИСПОЛЬЗОВАННЫЙ В ДАННОМ СЛОВАРЕ

Мариат Тутарищева: О «Кабардинско-венгерско-латинском словаре» Г.И. Балинта
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 8-06-2018, 19:06. Просмотров: 213
Другие новости по теме:
Габор Балинт, венгерский полиглот – автор черкесского словаря
Создан Черкесско-Русский/Английский словарь для мобильных устройств
В Адыгее вышел Турецко-черкесский толковый словарь, - автор Хильми Ачмиз
В Тбилиси вышел грузино-черкесский этимологический словарь в авторстве Мера ...
Русинский будитель А. Духнович и венгерский граф Е. Зичи о родстве черкесов ...