Архив сайта
Август 2019 (24)
Июль 2019 (30)
Июнь 2019 (17)
Май 2019 (16)
Апрель 2019 (17)
Март 2019 (16)
Календарь
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Носители макроэтнонима адыгэ составляли в прошлом одни из крупных народов не только Северного, но и Южного Кавказа. В 1831 году их число (без кабардинцев) превышало 600 тыс. человек. Но по вине местных феодалов, Османской империи и царизма, организовавших во второй половине XIX века махаджирство, количество адыгов Прикубанья сократилась к 1897 году до 54. 508 душ.

Этимологические изыскания по этнониму «адыгэ» – «адыги», – Пшимаф Аутлев





























В результате социалистических преобразований в стране произошло также демографическое возрождение адыгейского народа, по переписи 1970 года исчисляемого уже в 100 тыс. человек. Если прибавить к этому еще около 15-20 тысяч адыгов-шапсугов Причерноморья, официально называющих себя черкесами, то число адыгейцев в СССР увеличится еще почти на 20 тыс. человек. Вместе же с кабардинцами (280 тыс.) и черкесами (40 тыс.) численность граждан СССР с самоназванием адыгэ достигла 420 тыс. человек (1970 год).

Живший среди адыгов в 70-80 годах XV века итальянец Д. Интериано впервые засвидетельствовал, что этот этноним является самоназванием народа зихи. К этимологизированию же адыгэ ученые приступили с конца XVIII – первой четверти XIX столетия. С тех пор вокруг этнонима адыгэ сложился ряд версий, неполный свод которых сделан Дж. Коковым в 1966 году, в котором он изложил точку зрения Ш. Ногмова (антская версия), П. Услара, Л. Лопатинского, А. Дирра, К. Гана (абхазская версия: в слове адыгэ – абх. корень адзы «вода», следовательно, адыгэ «поморяне», «водные») по вопросу о смысле термина адыгэ. Здесь мы ограничимся небольшим уточнением источниковедческого характера, приведением четырех дополняющих свод Кокова версий и некоторых материалов, по мнению автора, имеющих отношение к этнониму адыгэ.

Самая ранняя версия о смысле этнонима адыгэ принадлежит не автору работы «Черкесы, казаки и адехе», опубликованной в «Русском вестнике»,. как вынуждает думать Коков, а Палласу и Броневскому. «Черкесы, – писал Броневский, пользуясь и сведениями Палласа, – сами себя называют адиге или адале, что значит на турецком языке островитянин. Иные производят сие название от крепости или замка Ада, находившегося близ Темрюка между двумя рукавами Кубани. Как бы то ни было, название островские жители им приличествует, потому что черкесы от древнейших времен до исхода последней половины 18 века обитали на острове Тамани».

Согласно народному этногенетическому преданию, опубликованному Теофилем Лапинским в 1863 году, название адыгэ состоит «из слов ади и адэ «позднее» и гэ «приходить» и значит «позднее пришедшие или позднее переселившиеся». Но, к сожалению, ни один из отмеченных здесь компонентов не обладает приписываемой ему этимологией.

В одном из своих примечаний к текстам античных авторов А. Ельницкий указывал, что реку Антикит или Аттикит у Птоломея В. Томашек, писавший во второй половине XIX века, отождествляет с северным (Азовским) устьем р. Гипаниса (Кубани), на основании текста Страбона и сопоставления этого имени с черкесским Addikeh («тусторонний»), как называли себя сами северные черкесы, по свидетельству Джорджо Интериано». Кстати сказать, В. Томашек, на основании сходства наименования дандарийского древнего города на Кубани Соза с адыгским словом шIуцIэ «черный», считал и племя дандариев черкесским.

По мнению А. Гадагатля, термин адыгэ «происходит от меото-адыгского «хы» – море (хы шIуцI – море Черное). Меоты, жившие вдали от хы ШIуцI указательно называли это море, и, стало быть, его приморских жителей (поморян), словом «адэх» – «адых», что в переводе на русский язык означает «то море», так как адэ или ады выражает указание: «то», «там находящееся», «вдалеке находящееся» и х(ы) – море. Если это представить пространственно, для меотов, живших поодаль от них и у которых оно (это – другое море – «адых» или «адах») было «другим», «отдаленным», по отношению к своему морю, и они, разумеется, называли жителей его морского побережий «того моря жители», «у того моря жители» – адых или адэх Отсюда могли утвердиться термины «адых» – «адыг» во множественном числе:«адыхи, адыги».

На «почве» существовавшего в древности у адыгов астрального культа создана «астральная» (солярная) версия происхождения этнонима адыгэ. По одной разновидности этой версии слово адыгэ «состоит из аффикса «а» и корня «дыгъэ» – «тыгъэ»– «солнце» и переводится как «дети солнца». По второй разновидности той же версии слово «адыгэ» состоит из двух компонентов: «а» – междометие, выражающее обращение, «дыгъэ», восходящее к слову «тыгъэ» (солнце), в котором начальный звук «т» озвончился в интервокальном положении и перешел в «д». Оба компонента, взятые вместе, осмысливаются как «дети солнца».

Языковед Г.Ф. Турчанинов выдвинул предположение о том, что в эллинизированной Страбоном и Птоломеем (I-II веках н.э.) передаче местного названия р. Кубани – Аантикитос, Аттикитос звучит самоназвание адыгов в форме «антыге», «аттыге». «Если же это было так, – продолжает автор, – то у нас есть все основания предполагать, что во времена Страбона и Птоломея..., Кубань в ее названии Антикитос, Аттикитос воспринималась как «река адыгов». До Г.Ф. Турчанинова, как указано выше, в гидрониме Антикитос, Аттикитос В. Томашек хотел обнаружить этноним адыгэ.

«Тюркская» версия Палласа-Броневского была подвергнута критике еще в 1837 году М. Венедиктовым, писавшим: «Адиге должно быть слово черкесское, ибо так называли себя туземцы». Точнее, она была отвергнута самим Броневским, ибо с древнейших времен в адыгских языках не могло существовать турецкого слова ада.

Вопреки В. Томашеку, не слово адыгэ означает «тусторонний», а слово адыкIэ, с которым созвучен приведенный им термин адикех. Искусственностью и натянутостью страдают «маринистская» (Гадагатля) и «астральная» версии возникновения этнонима адыгэ. Посмотрим, в частности, на последнюю версию с позиций адыговедческого языкознания.

Лингвист Г.В. Рогава пишет: «В основе каб. дыгъэ, адыг, тыгъэ «солнце» ды- // ты- аффикс, гъ(э) – корневой элемент. Этот же корневой элемент без префикса в адыгских языках встречается в значении года, лета... В специальной литературе адыгское дыгъэ // тыгъэ увязывают с груз, дгъе – «день», первоначально означавшим солнце. Таким образом, в противоположность мнению авторов «астральной» версии дыгъэ-тыгъэ не является корневым элементом, а основой с корнем гъ(э). Однако, не это является самой существенной слабостью «астральной» версии происхождения этнонима адыгэ от дыгъэ-тыгъэ. Она рушится из-за того, что в слове адыгэ присутствует звонкий среднеязычный спирант г, не имеющий лабиализованного варианта гъ, содержащегося в названии дыгъэ-тыгъэ и являющегося «звонким заднеязычным спирантом».

Что же касается попытки Г.Ф. Турчанинова вскрыть в Антикитос самоназвание адыгов, то ее вместе с Л.И. Лавровым следует признать не совсем удачной. Еще И.Е. Забелин считал Антикитос словом, означающим «Осетристый». Соглашаясь с этим мнением, М.О. Поночевный писал, что название Антикитос «нынешняя Кубань получила от имени осетра, водившегося в большом количестве в ней». В.Ф. Минорский, ссылаясь на Геродота, трактовал Аттакайос как скифский термин со значением «Гиганты-осетры». В связи со сказанным напрашивается идея о том, что Аттакайос V века до н.э., Антикитос и Аттикитос I-II веков н.э. являются иноязычным осмыслением некогда общего древнеадыгского-абазинского Пшыз (адыгейское название Кубани в отличие от кабардинского Псыжъ – Вода большая), закономерно восходящего к ашхарскому диалектному прилагательному Псыз «рыбный, рыбная». Гидроним же Пшыз, в котором вовсе отсутствуют компоненты ты (отец), пщы (князь), превратно, но категорически когда-то этимологизировался как «отец или князь вод».

Еще в глубокой древности часть адыгских племен проживала в Закавказье. Это положение, обоснованное академиком С.Н. Джанашиа данными топонимики Грузии, стало общепризнанным среди лингвистов-кавказоведов). В последнее же время оно развито в духе общего вклада протоабхазо-адыгского населения в топонимику и этнонимику Западной Грузии. Отметим также, что в четвертой строке Колагранской надписи Русы 1 (733-714 гг. до н.э.), вырубленной на скале над Севанским озером, содержится упоминание страны Адаху, локализуемой в ближайших к юго-западному побережью озера Севан районах. Рядом с этим названием выстраиваются такие палеоэтнические кавказские термины, как эды Гекатея Милетского (VI-V вв. до н.э.) или эдоны Плиния и даги (дай) Аммиана Марцеллина. Можно присовокупить к ним и следующие ономастические данные Закавказья и Прикубанья: Адлер и Артлар, АдэIубгъу «широкая Адэ» – р. Адагум (левый приток Абина), местность Адыхэку в Северском районе края (в верховьях р. Шебж), переводимое некоторыми авторами, как «сыновья ады», хотя хэку имеет совершенно другой смысл, Едэпсы (букв, «река Еда») – имя, сохранившееся в названии аула Едепсукай Теучежского района ААО, Адэгуй «смелый или злонравный Адэ» – р. Адегой (левый приток Абина), Адахь адыгское мужское имя. Данный неполный список слов дополняется кавказского происхождения осетинским племенным названием дигор – окаменелое множественное число от широко распространенного на Западном Кавказе племенного названии диг. ср. черк. а-дыг-е.

Языковедами доказано, что употребляющийся в абхазском и абазинском языках именной аффикс а, выражающий совокупность однородных предметов и отвлеченных понятий и всегда стоящий впереди начальной формы имени, в далеком прошлом употреблялся в том же значении и в адыгских языках, в которых он утерял свою функцию, но пережиточно сохранился в определенной группе слов, в частности, в этнониме а-дыгэ. Это уже проясняет вопрос о первом компоненте и термине адыгэ. На роль его второго компонента напрашивается содержащийся в вышеприведенных примерах корневой элемент ды с трудноуловимой семантикой. Третьим же компонентом выступает звонкий среднеязычный спирант г, служащий, как и глухой среднеязычный спирант х, собирательным суффиксом. Трехчленность данного термина, кстати сказать, была отмечена еще профессором Н.И. Веселовским, писавшим, что «слово адыхе состоит из трех частей: а-ды-хе, причем хе означает множественное число, а есть префикс; остается корень ды, который и означает собственное имя народа».

Наибольшие трудности вызывает истолкование компонента ды. Его связь с абхазским адзы «вода» находит подтверждение в четырех (Адлер, Адегум, Адегой, даги) из десяти приведенных нами этнических и ономастических названий. В остальных шести примерах (Адаху, Едэпсы (если может быть «водноводный»), Адахь, Адыхэку, эды, Адэмый) связь с водой не прослеживается. Это обстоятельство толкает, оставляя в силе абхазскую версию, к поискам и иного объяснения смысла этнонима адыгэ.

В адыгейском языке отец обозначается словом ты, а фамильный термин Дыхъу с озвонченным Т означает, наподобие другого адыгейского слова лIыхъу (храбрый мужчина, букв, «мужчина-самец» в отличие от трусливого лIыбз «мужчина-cамка») – «храбрый отец». Если исходить из этого соображения, то в порядке сугубо рабочей гипотезы можно предложить иную этимологию этнонима адыгэ: «отцовские», «отчина», «земля или страна отцов». В таком случае, смысл этнонима адыгэ будет идентичным смыслу уже известного нам этнонима мамхыгъ.

Разумеется, на этом вопрос о значении ды в термине адыгэ не закрывается. Смысл названия народа ды или дыйцев подлежит дальнейшему обсуждению. Этого, в частности, требуют тонкая роль суффикса г(э) в адыгских словах, в которых он служит, помимо прочего, показателем роста, высоты (ср. лъагэ, где лъа – местность (уцы-лъ – травянистая местность, а г(э) – высота) и очень интересный для данного сюжета абхазский топоним – композит Ады-шъхьа «гора (шъхьа) с полянами». В абхазском же языке ад’ы (с лабиализованным согласным дэ) означает «поле, поляна». И, следовательно, термин адыгэ (с делабиализованным впоследствии д) может этимологизироваться, как «поляне, люди полян, люди, живущие на полянах». Данная версия о топографическом происхождении этнонима адыгэ нам представляется более весомой, чем вышеуказанная «патриархальная» гипотеза.

Заголовок предложенной здесь публикации уже сам по себе говорит о ее назначении – дать некоторые материалы по адыгской этнонимике, сопровождая их, может быть, недостаточно аргументированными соображениями о смысле десяти этнонимов. По восьми из них приведен свод 28 гипотез (индивидуальных и народных), который, по крайней мере, избавит этнонимистов от историографических поисков адыгских этнонимов. Что же касается этнонимических соображений, то разговор о них можно закончить словами Г.В. Плеханова: «Одно дело поставить известную задачу, а другое дело – решить ее».

Майкоп 1975.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 6-03-2019, 17:51. Просмотров: 573
Другие новости по теме:
Версии в этимологических заключениях по этнониму «адыгэ» могут привести к и ...
Нурбий Иваноков: Этимология национального имени «адыгэ»
Аслан Шаззо: Этимология этнонима «адыгэ» в свете его дополнительного значен ...
Об изначальном значении этнонимов «адыгэ» и «абадзэ»
Альмир Абрегов: Почему абхазы называли и джихов, и убыхов одинаково – садза ...