Архив сайта
Август 2020 (10)
Июль 2020 (32)
Июнь 2020 (34)
Май 2020 (35)
Апрель 2020 (31)
Март 2020 (33)
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. В статье рассматриваются некоторые страницы семейной хроники видного адыгского просветителя С. Сиюхова. Автор показывает отношение С. Сиюхова к семейным ценностям, круг родственных связей, их ценностные ориентации и влияние данных факторов на его становление как личности.

Ключевые слова: С. Сиюхов, семья, личность, семейные ценности, семейно-родственные связи, традиционная семья.


Tkhagapsova G.G.


From a family chronicle of Adyghe educator S. Siu khov


Abstract. Some pages of a family chronicles of a prominent Adyghe educator S. Siukhov are considered in the article. The author shows Siukhov’s attitude to family values, his relative bonds, value orientations and the influence of those factors on his personality formation.

Keywords: Siukhov, family, personality, family values, family and relative values, traditional family
.


Г. Тхагапсова: Из семейной хроники адыгского просветителя С. Сиюхова





























Одной из ценностных ориентаций человека является семья, выступающая главным социальным фактором, влияющим на становление личности, формирующим его мировоззрение, отношение к окружающему миру, к другим людям и к самому себе. Будучи важнейшей социальной ячейкой общества, семья выступает транслятором культурного наследия, этнических норм и традиций. В ней происходит социализация человека как индивида, формируются ценностно-мировоззренческие установки и социально-правовые ориентации личности, усваиваются моральные и нравственные нормы, закладывается характер и идеалы человека.

По мнению О.Б. Хакимова, «семейные ценностные ориентации – ценности супружества, родительства, родства сегодня приобретают особую актуальность, поскольку способствуют лучшему пониманию механизмов формирования системы ценностных ориентаций общества в целом» [1]. Особыми устоями отличается традиционная семья, в которой порядки и правила обусловлены нормами, казалось бы, ограничивающими свободу. Однако при возникновении проблем и сложных жизненных ситуаций, именно здесь можно найти большее понимание, поддержку и защиту.

Сегодня семья находится в центре внимания исследователей различных научных направлений философии, социологии, педагогики, психологии, антропологии. Антропологический подход в исследовании семьи акцентирует внимание на изучение семейно-родственных связей, экономической и социальной основы семьи, межличностных отношений как значимых социокультурных факторах, наиболее актуальных в современных условиях.

В данной статье мы хотели бы обратиться с позиций антропологии семьи к некоторым страницам семейной хроники С. Сиюхова — видного адыгского просветителя, с именем и деятельностью которого связаны многие важнейшие процессы и явления национально-культурного строительства Адыгеи.

Обращаясь к личности С. Сиюхова, исследователи К.И. Бузаров и Аз.К. Бузаров дают ему следующую характеристику: «Активнейший борец за счастье и человеческое достоинство, свободу и просвещение народа, страстный публицист, прогрессивный педагог-мыслитель и практик, неустанно звавший соотечественников на яростную борьбу против насаждавшихся русским царизмом невежества, социальной несправедливости, неравенства, человек сильной воли, соратник таких известных общественных деятелей и писателей-просветителей, как Мос Шовгенов, Шахан-Гирей Хакурате, Ибрагим Цей, Ибрагим Наврузов, Умар Алиев, Саид Габиев и многих других…» [2: 5].

Одной из базисных жизненных ценностей С. Сиюхова несомненно являлась семья. В своих воспоминаниях о семье он с большой теплотой говорит о матери: «Кристалная чистота нравственного облика моей матери, её редкая чуткость к людям имели на меня большое влияние. Всю жизнь я буду носить в душе благоговейную память о ней!» [3: 50].

Обращаясь к памяти отца, пишет: «Спасибо тебе, отец, за твоё добро, за твою житейскую науку, за то, что ты учил нас честности, мужеству и трудолюбию, патриотизму и служению своему народу и уважению к другим народам независимо от языка и вероисповедания» [3: 62]. Далее он отмечает, что отец родился в одном из абадзехских аулов в юго-западной части Кубанской области. В войне погибла вся семья отца, он в 10-12 лет остался круглым сиротой. Его приютила и взяла под свое покровительство семья Магомета Хатимовича Азаматова, в которой он вырос и с которой впоследствии породнился, женившись на дочери М.Х. Азаматова — Сизазе [3: 52]. Таким образом, как по материнской, так и по отцовской линии у Сефербия Сиюхова самыми близкими родственниками были члены семьи Магомета Хатимовича Азаматова.

Вспоминая о своих родственниках, он отмечает: «Изредка, в год раз-два, мать моя ездила к своим братьям Азаматовым в аул Адамий в гости и на отдых. Это было не только для матери, но и для нас ребят настоящим праздником» [3: 44]. О роде Бгуашевых в своих «Абадзехских сказаниях» упоминает Зачерий-хаджи Брантов, в частности, мы находим род Бгуашевых в разделе «Семьи, выходцы которых отличились в битвах» «ЗаомкIэ лIыхъужъыгъэ зиIэщтыгъэ лIакъохэр». Далее он отмечает: «Самыми умными и дальновидными среди абадзехов были Бгуашев Магомет Азметович…» [4: 70]. «Хорошими шорниками и седельниками прославились Бгуашев Ибрагим» [4: 67].

В соответствии с семейными преданиями, Азаматовы относятся к роду Бгуашевых, а фамилия происходит от доблестного предка, прославившего своё имя славными делами — Азамата Бгуашева. В адыгской традиции нередко потомки знатного мужа — «лIыцIэ» («имя мужа»), получали его имя в качестве фамилии [5].

С теплотой и уважением вспоминает о Магомете Азаматове-Бгуашеве его внучка, известный адыгский этнограф Мин-Кутас Азаматова, по словам которой «дед Магомед всячески уговаривал абадзехов не покидать родные места. Он никогда не сомневался в том, что останется на родине и тяжело переживал отъезд каждого адыга в Турцию» [6: 35].

Итак, после окончания Кавказской войны, решив остаться на Родине, Магомет Азаматов-Бгуашев в соответствии с предписанием властей отправился на Прикубанскую равнину в отведенные для поселения места. Он один из последних покидал родной аул. Картина опустевшего заброшенного аула с оставшимися единичными аульчанами, которые не могли принять какое-либо решение, и детьми-сиротами, которым некуда было податься, выглядела весьма печальной. Сиротой на пепелище остался и Хацуц Сиюхов, отец Сефербия.

Собрав всю семью, а у Магомета Азаматова-Бгуашева было четыре дочери и семь сыновей: дочери Сизаза, Дэхэнагъу (умерла девушкой), Мэлэчхъан (бабушка Х.Б. Даурова), Гощмаф (муж Рау Хакуринов); сыновья Магамчерий, Мос, Идрис, Хусен-эфенд, Зэчерий, Юнус, Шъалих (позже уехал в Турцию), и весь имеющийся скарб, кто на телеге, кто верхом отправились в путь, взяв с собой с его согласия сироту подростка Хацуца Сиюхова. По дороге они встретили еще одного подростка — сироту Хакуринова (имя неизвестно), сидевшего в слезах в дорожной пыли, которого тоже взяли с собой [5]. На новом месте возник ряд сложностей, связанных с получением места жительства и обустройством семьи. Тем не менее, преодолев все трудности, семья Магомета Азаматова-Бгуашева и ряд абадзехских семей получили земли недалеко от села Преображенского, обосновались и назвали своё новое место поселения аулом «Малый Бгуашехабль». Постепенно семья обустроилась, наладила хозяйство и быт, благодаря наличию земли и дружной большой трудолюбивой семьи. Постепенно дети стали подрастать и создавать семьи.

Дочь Сизаза вышла замуж первым браком за Хуажева, родила сына Карбатыра Хуажева, но муж вскоре умер от тяжелой болезни, и она осталась вдовой. Женились и обзавелись семьями Магамчерий, Мос, Зачерий. Повзрослевший Хацуц и его названный брат Юнус отправились на Русско-Турецкую войну 1877-1878 гг. Здесь на войне произошло знакомство Хацуца с майором Бороком Аслановым [3: 56], в хозяйстве которого после войны он устроился работать на должности управляющего, что дало ему возможность жить самостоятельно. Когда пришло время жениться и создавать семью, Хацуц выбрал в жены Сизазу — дочь М.Х. Азаматова. Семья была против этого брака, по адыгским традициям, Хацуц, как воспитанник семьи, считался названным братом и такой брак, несмотря на отсутствие кровных родственных связей, был неприемлем. Тем не менее, молодые поженились и создали счастливую семью [5].

Через какое-то время Борок решил ликвидировать свое хозяйство, и тогда Хацуц взял землю у него в аренду, стал сам заниматься хозяйством. Сизаза позже родила ещё двух сыновей Сефербия и Туркубия, а Карбатыр от первого брака стал им сводным братом. Однако этот факт никак не отразился на братских чувствах сыновей Сизазы. Карбатыр стал не только истинным старшим братом, но и другом, наставником Сефербия. Как вспоминает сам Сефербий, именно старший брат помог ему в выборе жизненного пути: «Старший брат, видя, что я мало расположен к этой карьере, которую мне прочат, помог мне в моем желании учиться» [3: 30]. Таким же другом и наставником стал впоследствии сам Сефербий своему племяннику Махмуду Хуажеву, сыну Карбатыра. Махмуд же в свою очередь пошел по стопам дяди, став его сподвижником в делах просвещения и национально-культурного строительства.

В своих воспоминаниях детства С. Сиюхов уделяет большое внимание периоду, когда он гостил у дяди Магомчерия Азаматова, как он с двоюродным братом Алием пускался путешествовать по аулу, к реке Белой, в лес, как они проказничали, играли. Сам Алий души не чаял в Сефербие. По воспоминаниям бабушки Кукаш Азаматовой, жены Алия, «не было дня, чтоб он не справлялся о Сефербие». Зная его открытый, доверчивый прямой характер, он всегда беспокоился о нем и опекал его, а также принял активное участие в выборе невесты и женитьбе Сефербия на Хъымсад Сиотоковой [5]. К сожалению, Алий, заболев воспалением легких, рано ушел из жизни. Однако, любовь и благоговейное отношение, которое он испытывал к Сефербию, передал членам своей семьи. Жена его Кукаш Азаматова, пока была жива, поддерживала с Сиюховыми тесную связь, а для дочери Алия, Куки, Сефербий был кумиром, самым достойным человеком, которому она всегда поклонялась [5].

Одной из семейных ценностей рода Азаматовых являлось стремление к знаниям, в семье царил культ образованности. Так, двоюродная сестра Сефербия, Мин-Кутас Азаматова, преодолев ряд сложностей, начиная с проблем школьного образования, которое, по её словам, она осваивала сама, достигла значительных успехов в науке, защитила кандидатскую диссертацию и написала ряд монографических работ по истории и культуре адыгов. В своих воспоминаниях она отмечала: «Младшие братья — Магомет и Шиханчерий учились в селе Преображенском. Меня мать учиться не пускала, считая, что по обычаю девочке учиться не положено, и особенно вместе с мальчиками, но я старательно учила все, что проходили мои братья, и это впоследствии мне очень пригодилось» [6: 44].

Другая двоюродная сестра Сефербия Айшет, дочь Моса Азаматова, в 1934 году окончила Краснодарский учительский институт и занялась преподавательской деятельностью, добившись на этом поприще значительных успехов. И сегодня о ней с теплотой вспоминают её ученики. По воспоминаниям А. Чуяко, её бывшего ученика, она внесла большой вклад в подготовку национальных учительских кадров, её разработки по методике преподавания адыгейского языка являлись ценнейшим материалом и стали настольной книгой многих учителей [7: 89-94]. Айшет вышла замуж за соратника С. Сиюхова — А. Хатанова, возглавлявшего Адыгейское облоно в 20-е годы. Её младшая сестра Гошефиж тоже вышла замуж за друга и соратника Сефербия — эфенди Мышеоста Набокова, получившего высшее образование в Каире, активного деятеля Черкесского благотворительного общества.

Брат Айшет, Юнус также выбрал стезю образования и просвещения и, окончив учительский институт, трудился в школе. Дядя Хусен-эфенди, который был очень привязан к сестре Сизазе и часто навещал её, имел религиозное образование. Конечно же, сложение в семье, в кругу самых близких родственников такой культурной среды, такой атмосферы, общности интересов, не могло не отразиться на настроениях Сефербия. Все это убеждало его в правильности выбранного пути и вдохновляло на успех.

У каждого человека есть в жизни люди и события, оставившие неизгладимый след в памяти и оказавшие особое влияние на духовное становление и формирование мировоззрения. Такой значимой личностью и событием, наметившими формирование личностных качеств и в значительной степени определившими общественную позицию для С. Сиюхова, на наш взгляд, стали дядя Магомчерий Магомедович Азаматов-Бгуашев и его рассказ о событиях, связанный с приездом царя Александра II к абадзехам, впоследствии изложенный им в статье «Перед национальной катастрофой». В начале статьи автор отмечает: «Рассказ об этом эпизоде я слышал не раз в пересказе абадзехских стариков, но наиболее полным и красноречивым был рассказ моего дяди Магомчерия Магомедовича Азаматова-Бгуашева, который слыл за правдивого и интересного рассказчика» [3: 374].

По-видимому, этот рассказ в семье Азаматовых звучал не раз, он стал частью семейной памяти. Сам рассказчик, дядя Магомчерий, свидетель и участник этого знаменательного события, воспроизводя его во всех подробностях своим потомкам, пронес по жизни все эмоции, то неизгладимое впечатление, которое оказало на него памятное зрелище. О степени эмоционального воздействия повествования на самого Сефербия говорят его слова об особой красноречивости и интересе, испытываемом им при каждом новом пересказе. Впоследствии сам Сефербий стал одним из основных хранителей и рассказчиков этой истории, передавая и рассказывая её следующим поколениям, своим племянникам. Так, Кука Азаматова, внучка Магомчерия, записывала эту историю уже от С. Сиюхова.

Несомненно, что каждый раз обращаясь к этой истории, пересказывая её, Сефербий размышлял и осмысливал это важное, судьбоносное событие в жизни народа. Как он его оценивал, кто был героем Сефербия? Надо полагать, это был абадзех Шуцежуко Цейко Тлише, смело, открыто высказавший свои мысли царю, который после стольких лет беспощадной и жестокой войны заявил о своей доброжелательности, что участниками встречи было расценено как издевательство. Подтверждением симпатий к личности абадзеха Шуцежуко Цейко Тлише является вся жизнь и деятельность самого С. Сиюхова. Во всех делах, на всём жизненном пути он был честен и справедлив. Смело и открыто высказывался в защиту интересов дела, которое он считал верным. Такие черты характера, как несгибаемость воли и бескомпромиссность в решении поставленной задачи, неумение прогибаться под начальство в условиях социального кризиса и нестабильности власти, становятся угрозой личной безопасности.

Так, в историко-бытовом наброске «Черкесы-адыге» он пишет: «Тлетворная российская политика привила черкесам извращенное правосознание. Иначе и не могло быть, ибо побежденных, но не покоренных черкесов воспитывали полицейский пристав и аульский писарь, первая литература, которую узнали черкесы от русских, это — полицейские протоколы; первыми аудиториями для них были судебные камеры; первыми «культурными» учреждениями, с которыми они познакомились, были тюрьмы» [3: 294]. Такая прямота в выражениях своих мыслей, резкость, порой доходящая до дерзости в отстаивании своих позиций, а также смелость и непримиримость в ведении диалога, открытое выражение своих политических взглядов привело С. Сиюхова на гильотину репрессий. В 1930 г. он был обвинен в «буржуазном национализме» и арестован.

Три года был в заключении, а с 1934 г. работал инженером по труду и заработной плате на стройках Беломорканала и Цимлянского водохранилища [3: 6]. В 1951 году вернулся в Краснодар, где жил в однокомнатной квартире ЖАКТ-овского дома очень скромно и уединенно в окружении родных: брата и племянников. Не забывали его и Азаматовы. Часто его навещала Кука Азаматова. Время, проведенное с ним, беседы, общение были для неё памятны и дороги. Потом, после смерти Сефербия, она часто корила себя, что не записывала эти беседы.

С. Сиюхов относится к первому поколению адыгов, рожденных после катастрофы, постигшей Черкесию в результате Кавказской войны XIX в.

Несмотря на то, что война закончилась, её гул стоял ещё в горах. Новое поколение понимало, насколько тяжелы были последствия войны не только из рассказов отцов, но и по лицам рассказчиков, на которые ложилась тень скорби, растерянности и печали. Перед новым послевоенным поколением стояли сложные задачи сохранения себя, своих прав и свобод, своей культуры и истории в сложнейших социально-политических и экономических условиях, сложившихся в России в начале XX века. В первых рядах борцов, строивших новую Адыгею, был С. Сиюхов, который искренне и самозабвенно, как это было в нем взращено, как это было принято в его близком окружении, трудился на благо своего народа.

Литература:

1. Хакимова О.Б. Плюрализм моделей современной семьи // Нефтегазовое дело. Электронный
научный журнал. 2013. №4 [Электронный ресурс.] — Режим доступа: http://www.ogbus.ru (дата
обращения 29. 05. 2019)
2. Сефербий Сиюхов — адыгский просветитель // Очерки на русском и адыгейском языках /
сост. и коммент. К.И. Бузарова и Аз.К. Бузарова. — Майкоп, 1991.
3. Сиюхов С. Избранное / сост., предисл. и коммент. Р.Х. Хашхожевой. — Нальчик, 1997.
4. Брантов З.-хаджи. Абадзехский сказ / сост., подгот. текстов, науч. ред., коммент. и авторы
вступ. ст.: А.К. Чеучева, И.К. Брантова. — Майкоп, 2014.
5. Полевой материал. Собран от Азаматовой К.А. (Майкоп. 2010).
6. Азаматова М-К. З. Этнографические этюды. — Майкоп, 1997.
7. Цуекъо Алый. ШIушIагъэр мыкIодыжьын былым. // Зэкъошныгъ. —2018. — №2.

Вестник науки АРИГИ, выпуск №19 (43) с. 94-08
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 10-06-2019, 23:27. Просмотров: 387
Другие новости по теме:
Как семьи черкесов из Сирии и Турции нашли друг друга
Причерноморская Шапсугия: Бабушка Сальмет встретит 8 марта в кругу своей бо ...
Черкесская семья в Чехии, бежавшая из Сирии, просит убежища в России
Семье Хатукай из Сирии помогло обосноваться в Карачаево-Черкесии «Адыгэ Хас ...
Шапсугский воин Магомет Коджебердуко и его красавица-невеста Ханифа Казий