Архив сайта
Декабрь 2020 (1)
Ноябрь 2020 (28)
Октябрь 2020 (32)
Сентябрь 2020 (32)
Август 2020 (33)
Июль 2020 (32)
Календарь
«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Историко-антропологический анализ соционормативных институтов на материалах XIX в.

Аннотация: В статье предпринята попытка рассмотреть адыгскую культуру с позиций исторической антропологии на материалах XIX в. Формировавшееся на протяжении многих столетий, культура адыгов накопила уникальный жизненный и духовный потенциал. В данной работе адыгская культура представлена как сложное динамичное образование, имеющее традиционную природу. В условиях глобализации и наличия современных средств массовой информации возникла реальная угроза «поглощения» культуры и языка малочисленных народов культурой более многочисленных. Навсегда может исчезнуть с лица земли уникальная и неповторимая культура адыгского этноса.

Ключевые слова: адыги, культура, образ жизни, война, память, обычаи.


А.Д. Панеш: Адыгская культура как образ жизни





























Культура как сложное и неоднозначное понятие стало объектом изучения социологии, социальной антропологии, этнологии, философии и других дисциплин. Один из основоположников социально-культурной антропологии Альфред Рэдклифф-Браун полагал, что культура удовлетворяет базовые потребности не каждого человека в отдельности, а всего общества в целом. По его же мнению, культура – это форма социальной жизни [1: 13]. Американский антрополог Клиффорд Гирц предлагает рассматривать культуру как самодостаточную реальность, обладающую собственными движущими силами и целями. «Культура состоит, – пишет Гирц, – в наборе основных поведенческих реакций, которые можно наблюдать в том или ином конкретном сообществе, то есть редуцировать ее» [2: 17].

Серьезная попытка комплексного и всестороннего анализа адыгской культуры предпринята в коллективной монографии, подготовленной группой ученых [3]. В ней рассматриваются проблемы адыгской духовности и культуры: мировоззрение, мифология, эпос, религия, межкультурное взаимодействие.

В последние десятилетия культура адыгов как уникальный опыт человеческого бытия активно включается в исследовательское поле исторической антропологии. Современный этап развития адыгской культуры характеризуется весьма активным поиском определения ее параметров. Похоже, что приходит осознание того, что культура должна стать главным идеологическим институтом, формирующим национальное самосознание.

В современных условиях развития адыгского общества одной из важнейших задач является сохранение предшествующего жизненного и духовного потенциала и его осмысление применительно к новым обстоятельствам. В условиях глобализации и наличия современных средств массовой информации возникла реальная угроза «поглощения» культуры и языка малочисленных народов культурой более многочисленных. Навсегда может исчезнуть с лица земли уникальная и неповторимая культура адыгского этноса. На наш взгляд, особую устойчивость адыгскому обществу, несмотря на произошедшие изменения, могут придать выработанные в течение многих столетий коллективным жизненным опытом обычаи, неписаные правила поведения, воспринимаемые не только как элемент социального и культурного наследия, но и необходимое условие жизнедеятельности адыгского этноса в это сложное время [4: 181].

Обращение к историческому опыту функционирования базовых систем традиционной адыгской культуры важно с точки зрения осмысления механизмов, с помощью которых обеспечивалось взаимопонимание людей и устойчивость общества. Исследования в этом направлении можно вести продуктивно на основе парадигмы, толкующей культуру как «образ жизни», характерный для различных народов и исторических эпох [5: 181].

Такой подход предполагает рассмотрение адыгской культуры как уникальной системы ценностей, сочетающей вещественные и духовные элементы. Уникальность данной системы заключается именно в том, что носителями культуры являются все члены общества. При этом общество функционирует на основе социального опыта, освоенного им или его предшественником.

Изучая адыгскую культуру как образ жизни, следует обратить внимание на результаты человеческой практики: предметы, организации, произведения искусства. Нормативную систему адыгской культуры образуют ее базисные элементы: обычаи, нравы и ценности.

На протяжении длительного исторического периода функционирования традиционного адыгского общества особую устойчивость ему придавали выработанные в течение многих столетий коллективным жизненным опытом обычаи. Неукоснительное следование обычаям было обязательным для всех сословий общества. Для адыгов соблюдение обычаев являлось правилом, существовавшим всегда. Здесь речь идет о сложившейся системе передачи традиций.

В разное время Черкесию посещали многие иностранцы: путешественники, ученые и даже разведчики, собиравшие сведения об адыгах. Вне зависимости от их культурных пристрастий их поражало скрупулезное соблюдение адыгами обычаев. Особенно они восхищались безграничным гостеприимством черкесов, педантичностью в почитании рангов, почтением, оказываемом возрасту. Дж Лонгворт, находившийся среди адыгов в течение года, оставил интересное наблюдение: «эти добродетели – старомодные добродетели, если угодно, – слишком просты для богатства и роскоши, слишком формальны для суетливой торговой деятельности, чтобы обременять себя ими, но они находят приют на Кавказе, в его призрачном уединении, и вокруг жилища воина и горца они продолжают существовать и очаровывать, чего мы не сможем увидеть нигде более…» [6: 57].

Клод Леви́-Стросс – французский этнолог-культуролог, создатель собственного научного направления в этнологии – структурной антропологии отмечал: «Даже в нашем обществе каждый человек тщательно соблюдает правила поведения за столом, общественный этикет, требования к одежде и многочисленные нравственные, политические и религиозные нормы, однако их происхождение и реальные функции не являются для него предметом обдуманного анализа» [7: 29]. Уникальность адыгской культуры состояла в том, что черкесы следовали обычаям не по привычке, а в результате сознательного желания их сохранить как общую связующую основу бытия. Иностранцы, путешествующие по стране адыгов, особенно восторгались обычаем гостеприимства. «Что, например, может показаться более романтичным и неправдоподобным, – писал Лонгворт, – чем тот факт, что в любом месте гор Кавказа, от самых высоких до самых низких, имеется комната для гостей, где странников, будь то черкесы или турки, принимают и развлекают самым щедрым образом, бесплатно, и что хозяин, какими бы ни были у него условия и какого бы уважения он к себе ни требовал, должен в своем собственном доме прислуживать им лично и ждать разрешения сесть?» [8: 57]. Все авторы первой половины XIX в., писавшие о гостеприимстве, считали его главной добродетелью адыгов. О сакральном характере адыгского гостеприимства говорит известная пословица «Гость – посланник Бога». Для хозяина гость становился священной особой, и он брал на себя обязательства угощать его, охранять от оскорблений. Хозяин готов был жертвовать для гостя жизнью, даже в том случае, если бы он был преступник или кровный его враг.

Показателем устойчивости адыгского общества являлась традиция соблюдения этикетных норм старшинства. Для адыгов пожилой возраст символизировал накопленную мудрость и жизненный опыт. Такой человек способен был принимать верные решения и правильно действовать в сложных ситуациях. Старики выступали как хранители древних обычаев, традиций и исторического опыта [9: 183].

Дж. Лонгворт описывает интересный случай, связанный с почитанием адыгами возраста. Группа черкесов, сопровождавшая его к месту пребывания Дж. Белла, долго спорила о том, кто из гостей является более важной персоной.

В XIX в. в экстремальных условиях войны значительно, возросла потребность обращения к накопленному боевому опыту, хранителями которого являлись старики – непосредственные участники и герои кровопролитных сражений. При этом в сознании адыгов происходит сдвиг: почтение, основанное на социальном положении, теряет прежнее значение [10: 184].

Продолжало функционировать и аталычество, принадлежавшее к числу стародавних обычаев адыгов. Социальные основы возникновения аталычества подробно описаны Хан-Гиреем, который сам воспитывался у аталыка: «Князья издавна для увеличения своей силы искали все возможные средства, чтобы привязать к себе дворян, а эти для всегдашней защиты и вспомоществования себе во всех случаях желали более сблизиться с князьями. Беднейшие всегда и везде нуждаются в помощи богатейших, а слабейшие в покровительстве сильнейших. Для такого обоюдного сближения вернейшим средством воспитание детей, которое, связывая два семейства в некотором смысле кровным родством, приносило обоюдные выгоды» [11: 279]. Это значит, что в адыгском обществе аталычество выполняло две важнейшие функции: способ воспитания и средство, способствующее поддержанию сюзеренно-вассальных отношений. Считалось также, что дети вне дома получат более суровый жизненный опыт и станут закаленными воинами.

Аталык, беря на воспитание ребенка вышестоящего лица, устанавливал с ним искусственное родство, которое почиталось не меньше, чем кровное. В условиях войны обычай аталычества сохранялся как один из способов единения народа: «…в условиях ежеминутного ожидания нападения, каждому важно было иметь родственников в разных аулах» [12: 184].

В условиях войны большое значение имел обычай куначества, нередко выполнявший и функции покровительства. В Черкесии практически не только иностранцу, но и представителю любого адыгского субэтноса трудно было систематически пользоваться гостеприимством на территории другого субэтноса, если у него не было дружеских связей с кем-либо из местных жителей. Такой друг (кунак) являлся гарантией безопасности, он ручался перед соплеменниками за благонадёжность гостя. Это означало, что гость прибыл на данную территорию с мирными целями. С другой стороны, кунак брал на себя заботу и ответственность за благополучное пребывание гостя на территории своего субэтноса [13: 98].

У адыгов считалось большим позором не прийти в трудную минуту на помощь аталыку или кунаку. Кунаки должны были в любых ситуациях оказывать необходимую помощь и гостеприимство.

Обычаи адыгов регулировались традициями и морально-нравственными нормами. Они обуславливали характер существовавших в обществе нравов и устоявшихся норм поведения.

Устойчивость адыгскому обществу придавали социально значимые обычаи и ценности – честь, свобода, равенство, семья, отражавшие специфику адыгской культуры.

В исторической науке не утихают споры об уровне социально-экономического и политического состояния адыгов в XIX в. Известно, что в дореволюционной российской историографии сложилась концепция «застойного» состояния черкесов. Для обоснования своей экспансионистской политики царизм стремился создать общественное мнение о войне «как реализации цивилизаторской, прогрессивной миссии России, направленной на введение в лоно просвещенных народов северокавказских туземцев, погрязших в первобытных нравах и обычаях, междоусобицах и разбое» [14: 191]. Результатом такой политики стало негативное восприятие обычаев, нравов и ценностных установок адыгов.

Нынешнее состояние культуры адыгов вызвано целым комплексом причин и сложным переплетением конкретно-исторических факторов. Их изучение выходит за рамки настоящей статьи. Следует отметить, что сохранение духовных ценностей адыгской культуры, их соблюдение в повседневной жизни целиком зависит от уровня осознания каждым членом общества той черты, за которой уже не будет возврата.

Литература:

1. Рэдклифф-Браун А.Р. Структура и функция в примитивном обществе. Очерки и лекции. – М., 2001.
2. Гирц К. Интерпретация культур. – М., 2004.
3. Мир культуры адыгов (проблемы эволюции и целостности). – Майкоп, 2002.
4. Шеуджен Э. Адыги (черкесы), XIX век: опыт применения историко-антропологического подхода. – Москва-Майкоп, 2015.
5. Там же.
6. Лонгворт Дж. Год среди черкесов. – Нальчик, 2002.
7. Леви-Строс К. Структурная антропология. – М ., 1985.
8. Лонгворт Дж. Указ. соч.
9. Шеуджен Э. Указ. соч.
10. Там же.
11. С. Хан-Гирей. Записки о Черкесии. – Нальчик, 1992.
12. Шеуджен Э. Указ. соч.
13. Гарданов В.К. Общественный строй адыгских народов. – М., 1967.
14. Шеуджен Э. Указ. соч.

Вестник науки АРИГИ №19 (43) с. 83-87.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 20-11-2019, 09:39. Просмотров: 477
Другие новости по теме:
Аскер Панеш: Историческое сознание адыгов как синтез накопленного опыта
Влияние адыгской (черкесской) культуры на нравственную жизнь народов Кавказ ...
В Москве Фонд им. Калмыкова "Адыги" организует цикл вечеров черкесской ку ...
Фарук Шеуджен: «Черкесы должны стать политической силой»
Аскер Панеш: Религия в истории адыгов, – факторы трансформации