Архив сайта
Февраль 2020 (21)
Январь 2020 (31)
Декабрь 2019 (31)
Ноябрь 2019 (30)
Октябрь 2019 (31)
Сентябрь 2019 (30)
Календарь
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


На другой день у ** был с визитом интересный гость: бывший джигетский владетельный князь Гечи-Решид. По завоевании Адлера, он хотел остаться в Poccии, но джигеты, упрямо желавшие переселиться в Турцию, говорили ему с упреком, «что же ты бросаешь нас в самое тяжкое для нас время? Ты наш князь: куда идем мы, туда должен идти и ты».

Как джигетский владетельный князь Гечи-Решид посетил свое «пепелище»





























Решид пошел вместе с ними. Русские уговаривали его остаться, но он не мог этого сделать. Теперь он вернулся, был прекрасно принят, и ему дозволено выбрать 700 десят. земли в любом месте; он, разумеется, выбрал бы свое бывшее пепелище, но оно было уже, к несчастью для него, занято: где аул его, там поселено Веселое, а где был один из главных его хуторов, там теперь строит свой хутор *** – вся эта местность занята им и компанией.

Решиду было подчинено (разумеется, только на феодальных правах) до 70 дворян, и у него было несколько сот крепостных [1]; его дом, построенный из орехового дерева, сгорел вместе с аулом. В настоящее время он жил в Гаграх и приискивал себе землю для поселения. На Адлер он приехал единственно с целью поклониться могилам своих предков и увидеть свою бывшую родину.

Сильное впечатление производил князь Решид на всякого, кто знал его предыдущую историю. Перенесенные им несчастия ярко отражались на всей его благородной, несколько согнувшейся фигуре; глаза были большей частью опущены, а сквозь черты мужественного лица, помимо воли, пробивалось постоянно гнетущее горе. Он не мог не возбуждать во всяком самого искреннего участия.

*** разговаривал с ним и с его немногочисленной свитой через переводчика; разговор сопровождался частым прикладыванием руки к сердцу и ко лбу – жест, которым горцы обыкновенно сопровождают и заменяют наше благодарю.

Мы поехали на хутор, устраиваемый ***; хутор этот отстоял от Адлера на несколько верст; можно было ехать к нему или прямо вброд через Мзымту, или же сначала объехать ее устье морем и потом уже подняться лесом. Общество наше разделилось на две партии: мы и кн. Решид поехали морем, а свита князя и верховые с нашими лошадьми отправились берегом к тому месту, где должен был пристать наш катер.

Князь и г-жа *** сели на первом месте, а мы разместились где попало; на дне лодки, вместе с припасами, взятыми нами, поместилась растрепанная босоногая девчонка молдаванка, нанятая на днях в услужение ***. Катер, управляемый 6-ю гребцами, быстро обогнул кипучее устье Мзымты. Собаки ***, увязавшиеся за нами, бежали берегом и, подбежав к устью, отважно бросились в воду; их вынесло далеко в море, но они, все-таки, переплыли и, отряхнувшись, пустились во весь дух, постоянно равняясь с катером.

Мы приплыли к лесной дороге, кончавшейся на берегу; чтобы попасть на нее, надо было перейти небольшое болото, в котором несколько черепах грелись на солнце и нисколько не обеспокоились нашим приездом. Лошади наши уже прибыли, и мы, усевшись на них, переехали через болото; Сзади моего седла поместилась девчонка-молдаванка, живо ухватившись за меня ручонками.

Кн. Решид ехал молча рядом с своим племянником, удивительным красавцем лет 18-ти; оба они представляли два превосходнейших типа старого и молодого черкесов-аристократов; сын князя, оставшийся в Гаграх, по уверению всех, был еще много прекраснее своего двоюродного брата, а княжна сестра его, тоже красавица, выдана была Решидом в Турцию за знатного турка, заплатившего за нее богатый калым. Версты через 1 1/2 дорога вышла из дремучего леса на площадку, на которой строил хутор ***. Площадка была очень небольшая. Кажется, я не ошибусь, если скажу, что она была не больше двух десятин. Посредине стоял плетневый балаган, еще не смазанный глиной и, стало быть, еще не превратившийся в турлучный дом.

Два маленьких поля были уже вспаханы и огорожены изгородью от кабанов. Видно было, что тут прежде была расчищенная поляна, но за 9 лет все так заросло, что трудно было разобрать, где было расчищенное поле и где его не было. На самой площадей перед балаганом колючка уже вылезла из расчищенной земли повсеместно. Черешневые и грушевые деревья тоже успели уже смешаться с остальным лесом. Работников из молдаванских поселений в этот день пришло только двое; когда мы подошли к ним, они лениво рубили колючку цалдами, тут же валялась и срубленная ими невзначай черешня.

– «Что вы делаете? – сказал Решид через переводчика, – ведь это не дикие деревья, все это отличные сорта, и я их выписывал из Турции».

За водой надобно было ходить отсюда довольно далеко. Решид указал родник, который был совершенно скрыть в лесной чаще. Простившись с нами, бывший владетель этой местности сел на лошадь и поехал по тропинке, по которой можно было выехать на гагринскую дорогу. Он поехал молча; молча тронулась за ним и вся его свита. Прощаясь с управляющим, он со вздохом сказал ему несколько слов по-черкесски.

– «Что вам говорил князь?» – спросил я, когда горцы уехали.

– «Лучше бы я не видал того, что я увидел», – перевел управляющий.

Управляющий этот, родом грузин или имеретин, занимался прежде торговлей, но дела его пошли плохо, и он поневоле должен был поступить на теперешнее место. Он знал Решида еще в счастливое для последнего время и езжал к нему для покупки лошадей, которые были отличной доброты. Теперь Решид вполне ценил милость, которая ему был оказана чрез дозволение выбрать землю, но его только смущал недостаток рабочих.

– «Что делать, – прибавил управляющий, – так уж, видно, Богу угодно! Если корабль строят, то не смотрят на то, что щепки летят».

P.S. А.В. Верещагин пишет, что «богатый князь Решид» жил «на отлогостях, скатах и террасах одного из отрогов гор. Он имел «большой табун прекрасных лошадей, для улучшения коих выписывал производителей из Большой Кабарды». «Известный конный завод» и усадьба Решида Гечбы занимали поляну площадью 170 дес.

Автор, побывавший здесь в 1870 г., еще видел сохранившийся дом хозяина и отдельную постройку для гостей. Дом был сделан из каштана и стоял на возвышенном месте, откуда хорошо просматривался с моря, особенно с юго-востока. Верещагин снял с него план, а художник Л.Ф. Лагорио сделал «эскиз холму, с постройками на нем князя». Вскоре (до 1872 г.) дом был кем-то куплен и вывезен в Сухум.

В 1869 г. на этом месте молдаванскими переселенцами из Бессарабской губернии было образовано село Веселое. Ныне оно входит в Адлерский район г. Сочи.

М. Владыкин. Путеводитель и собеседник в путешествии по Кавказу. В двух частях. М., 1885.

facebook.com


1. От Натпресс:

С помощью русского языка мы пытаемся узнать собственную историю. На самом же деле он (русский язык) показывает, насколько разными были миры – русский и кавказский. Так, в приведенном отрывке крестьяне «владетельного князя Гечи-Решида» названы крепостными. Они же показаны «упрямо желающими переселиться в Турцию» и упрашивающими своего князя не бросать их в такое трудное время.

Но можно ли себе представить русских крепостных крестьян, которые (первое) собрались бы уехать, скажем, в Америку и (второе) настоятельно требовали бы от своего кровопийцы ехать с ними? Иначе, дескать, им придется очень туго без него.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 30-12-2019, 17:53. Просмотров: 367
Другие новости по теме:
Месть (черкесская легенда), - «…жил тогда в Кабарде князь Адильгирей Атажук ...
Первый генералиссимус России князь Михаил Алигукович Черкасский
Приезд на Кавказ Александра II, предрешивший черкесское изгнание, – Л. Тихо ...
Бахчисарайский поход черкесов под предводительством князя Кабарды Талостана
«Тамтаракъай ухъу!» – уничтожение адыгами Тмутараканского княжества