Архив сайта
Ноябрь 2020 (21)
Октябрь 2020 (32)
Сентябрь 2020 (32)
Август 2020 (33)
Июль 2020 (32)
Июнь 2020 (34)
Календарь
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. «Записки о Черкесии» адыгского просветителя Султана Хан-Гирея рассмотрены в статье как источник уникальных топонимических сведений о Черкесии первой половины ХIХ в. Этот материал, составляющий значительную часть данного труда, до сих пор отдельно не рассматривался по причине сложности принятой Хан-Гиреем транскрипции адыгских географических названий и этнических терминов. В статье предпринята попытка разобраться в системе записи, разработанной Хан-Гиреем, и с ее помощью восстановить утраченные исконные формы адыгских исторических названий, дошедшие до нас в искаженном виде.

Ключевые слова: Хан-Гирей, Черкесия, черкесы (адыги), ономастический материал, адыгские (черкесские) топонимы, гидронимы, этнонимы, фиксация, транскрипция, адаптация, исторические названия.


Хан-Гирей и адыгская топонимия: проблемы фиксации на русском языке





























«Записки о Черкесии» – основной труд адыгского просветителя Хан-Гирея, по мнению ученых, считается «весьма ценным и обстоятельным историко-этнографическим описанием адыгов» и, по существу, является «энциклопедией адыгской жизни первой половины XIX в.» [1: 29]. За последние сорок лет, с тех пор как «Записки» были впервые опубликованы в 1978 г., они стали серьезной источниковой базой, и без обращения к ним не обходится ни одно сколько-нибудь серьезное исследование по всем направлениям не только современного адыговедения, но и кавказоведения в целом.

Адыгскими учеными В.К. Гардановым, Г.Х. Мамбетовым, Р.Х. Хашхожевой, М.Н. Губжоковым и др. проделана масштабная работа по поиску, публикации, изучению, научной обработке, комментированию трудов Хан-Гирея, написаны десятки монографий и статей по исследованию его литературного, публицистического и этнографического наследия. Между тем, до сих пор наименее изученными остаются адыгские географические, топонимические, этнические сведения и термины, составляющие значительную часть «Записок о Черкесии». Ономастический материал, собранный Хан-Гиреем, не стал предметом специального изучения и в фундаментальном сборнике «Султан Хан-Гирей. Избранные труды и документы», в котором важную часть занимают научные комментарии многих аспектов его трудов. Составитель сборника М.Н. Губжоков, понимая важность и сложность подобного исследования, во вступительной статье объясняет «принципиальный отказ» редколлегии от «составления указателей – именного и географического» целесообразностью издания специальной работы «Словарь Хан-Гирея», в котором «были бы разъяснены не только термины из сферы культурной лексики, но и переложен на современную адыгскую графическую основу весь ономастикон, зафиксированный автором с помощью разработанной им системы записи» [2: 5]. Соглашаясь с тем, что подобный труд требует усилий многих специалистов, мы в предлагаемой статье, не претендуя на всеобщее и глубокое исследование всего ономастического материала, представленного Хан-Гиреем в «Записках», остановимся на некоторых аспектах классификации адыгских топонимов и проблеме их фиксации на русском языке.

Всего в «Записки» Хан-Гиреем включены более 500 адыгских топонимов, которые распределены по разным отделам и главам. Так, в первом отделе, где описываются «положение, границы и наружный вид страны», дается информация об основных реках Черкесии и их притоках, а также озерах с перечислением их свойств и, что особенно ценно, в большинстве случаев наряду с общеизвестными (устоявшимися в русскоязычном кавказоведении, делопроизводстве и картографии) названиями приводятся их адыгские имена. В главе «Достопамятности в черкесских землях» описываются памятники Черкесии с их названиями, историей их происхождения и отношением к ним адыгов. Для нас особенно важно, что все памятники старины характеризуются в тесной связи с их географическим положением, т.к. это помогает сегодня лучше понять их историю и локализовать многие забытые названия, связанные с этими местами.

Среди этих достопримечательностей есть такие, которые упоминаются только у Хан-Гирея, и их названия, место расположения и информация, связанная с ними, дошли до нас исключительно только благодаря ему. К примеру, о «гробнице Мрзебека», одного из ногайских мурз, предков фамилии Тагановых, находившейся «на вершине Кубани, на высотах Ушь-Куль», в наше время ничего неизвестно. Хан-Гирей пишет о ней как о месте поклонения черкесов: «Время построения этой гробницы определяют до ста лет, но тело, там положенное, по сие время лежит невредимо… Черкесы, посещающие эту гробницу, бросают на тело по одной тряпке, в которой бывает завернута пуля; не соверша сего обряда, никто не выходит из гробницы» [3: 63].

В первом отделе «Записок», в которой содержится основная часть топонимического материала, собранного Хан-Гиреем, помещена «Таблица, показывающая число и названия рек и речек, орошающих черкесские земли с примечаниями, куда впадают и какие места, лежащие в их окрестностях, заслуживают особого внимания». Всего в ней перечислены: 411 гидронимов и 34 названия гор, урочищ и памятников. В предисловии к данной таблице Хан-Гирей дает некоторые пояснения, для чего и каким образом был собран этот материал. Он пишет: «Подробное и верное описание рек и речек, орошающих черкесские земли, было бы любопытно и полезно человеку, желающему иметь к стране, здесь описываемой, удовлетворительные во всех отношениях сведения; но приобретение столь пространных и неподверженных сомнению сведений требует долговременных исследований на самих местах, чрез которые эти реки и речки протекают» [3: 65].

Далее Хан-Гирей, с присущей ему скрупулёзностью и щепетильностью в работе с материалом, пишет, что заключающиеся в таблице сведения собраны «наскоро, по разным показаниям, – неудовлетворительны; лица, которые сообщали мне эти сведения, во многом между собою противоречили...» [3: 65]. Следовательно, как отмечают исследователи, «Хан-Гирей не просто собирал сведения, а сопоставлял информацию, полученную от разных лиц; при этом, если имелась возможность, сравнивал и с данными, опубликованными в литературе» [4: 24]. Следует отметить, что в то время об адыгах (черкесах) в русской литературе было еще очень мало достоверных сведений. По существу, это были труды С.М. Броневского «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе» (Ч. I-II. М., 1823) и И. Дебу «О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске» (СПб., 1829). Об использовании их в своей работе Хан-Гирей пишет: «Относительно географических и вообще ученых сведений, равно и некоторых других предметов, я с признательностью пользовался сочинениями: Дебу и, в особенности, Броневского, и все заимствованное из этих сочинений старался оставить в первоначальном виде там, где это можно было сделать» [3: 46].

При составлении таблицы названий «рек и речек, орошающих черкесские земли» Хан-Гирей придерживался строгого порядка, который он описывает следующим образом: «Все реки и речки, здесь поименованные, распределены на четыре отделения: В первом – заключаются находящиеся между Сунжей и Малкою. Во втором – протекающие через земли, лежащие между этою последнею и Кубанью. В третьем – от вершин Кубани до ее устья, напояющие равнины, на южной ее стороне лежащие. При исчислении рек и речек, находящихся в этих трех отделениях, сперва поставлены, начиная от востока на запад, те из них, которые берут свое начало из подножия снежных и передовых гор, а потом прописаны речки, получающие свое начало на равнинах из болотистых мест, начиная же с востока. Наконец, и четвертое заключает в себе впадающие в северо-восточный берег Черного моря, прилежащего к Черкесии». Кроме того, в таблице есть специальный раздел «Примечания», где отмечены «места, находящиеся на этих реках и речках и заслуживающие почему-либо особенного внимания» [3: 66]. Следует отметить, что подобный порядок распределения географических и топонимических сведений, предпринятый Хан-Гиреем, полностью соответствует традиционному восприятию адыгами (черкесами) своей страны, делящейся на восточную часть – Шъхьагъ, т. е. верхнюю, и западную – КIахэ, т. е. нижнюю. И если следовать ему, то многие сложные вопросы адыгской исторической топонимии получают свое разрешение. Благодаря скрупулезному и тщательному подходу Хан-Гирея при распределении топонимических сведений, его точности, сегодня во многих случаях представляется возможным восстановить локализацию многих забытых географических объектов, игравших значимую роль в истории Черкесии ХIX в.

Хан-Гирей в «Записки о Черкесии», кроме «Таблицы рек и речек», поместил еще 12 таблиц антропонимического и топонимического характера, отражающих внутриэтническую структуру Черкесии. В них содержится информация, касающаяся всех княжеских владений и территорий Черкесии ХIХ в.: Большой и Малой Кабарды, переселившихся к закубанским черкесам «беглых кабардинцев», Бесленейского, Меххошевского, Тчемргойского, Ххатиккоайского, Черченайского, Ххмшийского владений, абедзахского, шапсхгского, натххокоадьского племен и их земель, а также колен, обитавших между черкесами – абазинских и ногайских. В общей сложности в таблицах зафиксировано 306 названий аулов, во многих случаях – с указанием рек, где они расположены, и более 450 основных фамилий. Такая тесная привязка племен, родов и фамилий к месту их проживания заключает в себе ценную информацию, относящуюся к Черкесии первой половины ХIХ в., которую после окончания Кавказской войны и выселения черкесов собрать было уже невозможно. Кроме того, эти внутренние связи, зафиксированные Хан-Гиреем, если следовать его логике, в настоящее время, спустя уже два столетия, помогают точнее понять происхождение и расшифровать значение многих адыгских названий, дошедших до нас в искаженном виде.

Здесь мы выходим на проблему фиксации адыгских собственных имен на другом языке, с которой сталкивались все, кто писал о Черкесии и черкесах. Дело в том, что фонетические особенности адыгского языка (в частности – западно-адыгских диалектов) не позволяют записать их без искажений на любом другом языке, в том числе и русском. В этих условиях каждый исследователь создавал свою транскрипцию адыгских собственных названий, согласованную с «выговором горцев» и со своей способностью разобраться в непривычных сложных звуках. Эта же проблема фиксации стояла перед Хан-Гиреем, но, в отличие от всех остальных, он сам был носителем родного языка, что, с одной стороны, облегчало его задачу, а с другой, осложняло тем, что он должен был, не допуская неточностей, записать средствами русского языка с наименьшими потерями фонетически сложные адыгские названия. Стараясь как можно точнее передать их звучание, Хан-Гирей обстоятельно подошел к решению этого вопроса – он создал на основе русского алфавита свою систему знаков для обозначения сложных гортанных и свистящих губных звуков адыгского языка.

Прежде чем перейти к особенностям фиксации адыгских терминов и собственных имен, предложенной Хан-Гиреем, надо сказать, что она до сих пор не стала предметом специального изучения адыгскими лингвистами. В научной литературе уже десятки лет остается единственным высказывание по этому поводу историков-этнографов В.К. Гарданова и Г.Х. Мамбетова, считавших, что «принятая Хан-Гиреем транскрипция топонимических, этнических и социальных терминов, которые он дает исходя из правил родного для него бжедугского диалекта адыгского языка», затрудняет чтение рукописи. Они пишут: «Стремясь с помощью русских букв возможно точнее передать фонетические особенности бжедугского диалекта и, в частности, характерное для него стечение нескольких согласных в начале и середине слов, Хан-Гирей весьма усложнил написание адыгских терминов, особенно этнических, которые в «Записках о Черкесии» нередко отличаются от принятых тогда в литературе и официальных документах». По мнению В.К. Гарданова и Г.Х. Мамбетова, дополнительную путаницу в текст внес и переписчик, воспроизводивший «эту транскрипцию весьма небрежно», допуская «различное написание одних и тех же терминов» [1: 41]. В итоге, все эти сложности, на взгляд исследователей, стали одним из основных препятствий при изучении ономастикона «Записок о Черкесии».

Данное утверждение справедливо лишь отчасти. При более внимательном рассмотрении ономастического материала Хан-Гирея можно выделить систему знаков, разработанную им для записи черкесских топонимических и этнических терминов. Для этого необходимо знать все диалекты адыгского языка, особенности произношения сложных звуков в каждом из них, и как один и тот же звук трансформируется в других наречиях. Как мы видим, Хан-Гирей в своей системе для передачи сложных звуков использует две или три русские буквы. Приведем несколько примеров. В начале мы даем написание звуков у Хан-Гирея, затем его соответствие в современном адыгейском языке, в скобках помещаем пример использования его у Хан-Гирея при фиксации какого-либо топонима и его современную форму написания на адыгейском языке, а также варианты фиксации этого же названия в других русских источниках ХIХ в.:

хг – гъ (Абрахго – Абрагъо; вар.: Абрао, Абрауг и т.п.; совр. Абрау – первая часть известного названия Абрау-Дюрсо);
кк – къ (Беккен – Бэкъан; совр. р. Бакан);
хх – хь (Ккопсшахх – Къопсщахь; вар.: Копесха, Копеса);
хх – хъ (Нарт-психхо – Нартпсыхъо; вар.: Напсухо, Непсухо и др.);
зжь/зж – жъ (Хх-дзжь – Хъыдыжъ; вар.: Хадыжи, Ходазе; Эзжипс – Iажъыпс; вар.: Азипс, Азюпс; совр. р. Бзиха);
дь/д – дж (Дяде – Джаджэ; совр. р. Гиага);
лль – лъ (Шьпслль – Щыпсылъ)
сшь – шъ (Птчасшь – ПкIашъ; вар.: Пчас, Апчас);
тт – тI (Ттоабхго – ТIабгъо);
тд – тI (Етдакко – ЕтIакъо; Тдоапс – ТIуапс; вар.: Этоко, Этако; совр. Туапсе);
дч – кI (Атедчей – АтэкIэй; вар.: Атекай, Атыкей).
дчь – чI (Дчьбий – ЧIыбий; вар. Чибий).
тч – чъ (Цацэитчиг – Цацэ ичъыг; вар.: Цициших, Цици-жиг и др.);
шь – шъ (Шьххе-кко – Шъыхьыкъо); в некоторых случае сочетание букв шь соответствует звуку щ (Пшишь – Пщыщ; совр. р. Пшиш).
сш – шъ (Сшкко – Шъыкъо; вар.: Сукко, Сукхо, Ссукуа; совр. р. Сукко).

Для передачи свистящих губных звуков нижне-черкесского языка, особо сложных для произношения, Хан-Гирей находит остроумное решение: он не пытается записать их русскими буквами, а заменяет на соответствующие, более легко произносимые звуки, принятые в кабардинском наречии. Надо сказать, что этот прием используется и у других авторов, но чаще всего в тех местах, где кабардинцы, бесленейцы, абадзехи и темиргоевцы проживали по соседству, и многие топонимы имели варианты произношения на том или другом наречии. Хан-Гирей же применил этот принцип для фиксации всех географических названий на территории всей Западной Черкесии. К примеру, шапсугские гидронимы он записывает так:

ф – шъу (Фемай – Шъумай; вар.: Сумай, Шумай, Сюмай);
ф – шъо (Дрфе – Дыршъо; вар.: Дирсю, Дарсю, Дерсуе, Дирсюе; на др. картах – Дюрсо, стала частью популярного названия Абрау-Дюрсо);
фв – шIу (Псс-эфв – ПсыIэшIу) и др.

Некоторые записи шапсугских и абадзехских названий могут показаться несколько странными и непонятными, т.к. в них присутствует звук в, отсутствующий в данных наречиях, но принцип везде остается неизменным:

в – жъу (Тххавпшь – Тхьажъупщ; др. вар.: Тазюипш, Тазюпш),
вв – цу (Ввиди-кко – Цундыкъо; вар.: Чунтук, Шендук, Шундук и др.).

По такому же принципу Хан-Гирей при записи шапсугских и натухаджских топонимов заменяет сложные звуки на их аналоги в бжедухском и темиргойском наречиях:

гь – дь/дж (Озередь – Озэрэдж; вар.: Озерейк, Озерек и др.);
кIь – дч/тч – кI (Псдчахх – ПсыкIахь; вар.: Псекиага, Псикаг, Псикях, Псекиаха, Псекяг и др., а также: Мезтчаххе – МэзкIахь; вар.: Мескаго, Мезкиага и др.);
кIь – ч (Чийлемдь – Чийлъэмыдж; вар.: Кийтлямич, Китлямич, Кетлемидж и др.).

Из приведенных примеров видно, что варианты фиксации адыгских географических названий, предложенные Хан-Гиреем, являются наиболее точными и приближенными к их адыгскому звучанию. Владение всеми наречиями адыгского (черкесского) языка и знакомство с особенностями фиксации адыгских названий Хан-Гиреем, дает возможность восстановить исконную адыгскую форму некоторых топонимов, казавшихся утраченными безвозвратно.

При изучении исторической топонимии Западной Черкесии ХIХ в. по русским источникам, мы непременно сталкиваемся с несколькими вариантами различных фиксаций одного и того же названия в литературе, официальных документах и на картах. Порой эти варианты так разнятся между собой и настолько далеки от оригинала, что трудно догадаться, о каком названии идет речь. Многие адыгские топонимы в русской транскрипции оказались до такой степени измененными, что в настоящее время, если не сохранилась адыгская форма, сложно их идентифицировать. Даже сохранившиеся адыгские названия в процессе адаптации их к русскому языку изменились до такой степени, что при внешнем их адыгском виде трудно установить их исконную форму, а следовательно, их значение и этимологию. В подобной ситуации 500 с лишним географических названий, дошедших до нас в фиксации Хан-Гирея, как наиболее приближенные к исконно адыгской форме произношения, могут служить проверочным вариантом, с помощью которого становится возможным восстановить их первоначальный облик. Приведем примеры.

Название современной речки Хокодз (Кокодз) – правого притока р. Курджипс, сильно искажено, а т.к. его адыгская форма произношения не сохранилась, следовательно, объяснить происхождение и значение данного гидронима сложно или практически невозможно. В подобных ситуациях исследователи, пытаясь восстановить адыгское произношение того или иного географического названия, чаще всего исходят из его измененной современной русской формы и придумывают новые названия, наиболее созвучные с ним, что неминуемо приводит к неверным толкованиям их значения. Так, К.Х. Меретуков в «Адыгейском топонимическом словаре» рассматривает гидроним Хокодз как адыгское ХъокIодз. Надо сказать, что предложенная форма не подтверждается никакими архивными, фольклорными и языковыми материалами. При этом К.Х. Меретуков, отмечая, что этимология данного гидронима «не установлена», пытается соотнести «морфологический элемент дз» с абхазским дз(ы) «вода», «река» [5: 267]. Данное предположение, на наш взгляд, является несколько натянутым из-за отдаленности абхазской территории.

Собранный обширный топонимический материал и связанные с ним этнографические, фольклорные и лингвистические данные позволяют, на наш взгляд, восстановить исконно адыгскую форму гидронима Хокодз. Прежде всего, следует отметить, что в русских источниках ХIХ в. обнаружено около десяти вариантов написания данного названия: Хокодз, Кокоц, Ххатккокотц, Копец, Хокодзе, Хо-кодь, Хокац, Хокоц, Кокодз, Хокодзь и др., что свидетельствует о сложном фонетическом звучании его первоначальной адыгской формы. При рассмотрении всех вариантов, обращает на себя внимание, что форма Ххатккокотц, предложенная Хан-Гиреем [3: 73], единственным носителем адыгского языка из всех фиксировавших это название в ХIХ в., кардинально отличается от остальных. Если руководствоваться системой знаков, разработанной Хан-Гиреем, первая часть гидронима – Ххаткко- идентична написанию им же одной из влиятельных и распространенных абадзехских фамилий Ххаткко-р [3: 201] (Хьаткъо; в рус. транскр.: Хатков, Хатко). Согласно письменным источникам времен Кавказской войны, известно, что аулы Хатковых: Хатко-хабль, Хатук-хабль, в основном проживали между рр. Курджипс и Пшеха. Непосредственно на правом притоке р. Курджипс – Хокодз, находился аул одного из известных абадзехских старшин из этого рода – Татлустана Хаткова (Хьаткъо Талъустэн), встречавшегося в 1860 г., в составе абадзехской делегации, с императором Александром II в Санкт-Петербурге [6]. Два года спустя, 3 июня 1862 г., аул Татлустана Хаткова (вар.: Тляустана, Тахустана), располагавшийся на правом берегу Курджипса, выше устья его притока Хокодза, был сожжен отрядом ген.-м. Тихоцкого [7: 346]. Все эти данные позволяют нам соотнести происхождение названия р. Хокодз, а по Хан-Гирею – Ххатккокотц, с фамилией Хьаткъо. Вторая часть гидронима -котц представляет собой несколько искаженную фиксацию адыгского топонимического термина къопс (къос) «небольшой приток», «рукав реки», произносимого со звонким окончанием – къоц. Соединение этих двух частей легло в основу названия небольшого притока р. Курджипс – Хьаткъокъопс/Хьаткъокъос «приток (речка) Хатко (Хатковых)», записанного Хан-Гиреем как Ххатккокотц, а в результате адаптации к русскому произношению превратившегося в современное Хокодз.

Хан-Гирей в своей «Таблице, показывающей число и названия рек и речек, орошающих черкесские земли» зафиксировал несколько повторяющихся названий мелких, на первых взгляд, незначительных речушек, обычно не удостаивающихся внимания исследователей, разбросанных по всей территории Черкесии:

Етчепцакко (ЕкIэпцIэкъо) «Ольховая балка (речка)», Едтакко (ЕтIакъо) «Глиняная балка (речка)» и т.п. На самом деле, такая подробная информация несет в себе большой пласт знаний, касающийся исторической адыгской топонимии, и помогает в идентификации многих исчезнувших названий. К примеру, гидроним Бедзепс в «Таблице» Хан-Гирея встречается два раза: как приток р. Ц-це (Абадзехия) [3: 74] и как приток р. Шебжь (Большой Шапсуг) [3: 76]. Название первой речки не сохранилось, а вторая упоминается в военных документах и на картах как Безепс, Безипс, Безепш, Бедзепс и др., но какой из них наиболее верный, сказать сложно, т.е. его адыгская форма в обиходе не сохранилась. Современные исследователи, определяя уверенно вторую часть гидронима -пс «вода, река», не могут растолковать его первую часть бедзе/безе [8: 152]. Если учесть дублирование одного и того же названия Бедзепс в разных местах у Хан-Гирея, и взять за основу его вариант, как наиболее приближенный к его первоначальной адыгской форме, то в нем прозрачно просматривается адыг. Бэдзэпс, сохранившийся у кубанских шапсугов. Состоит он из двух частей: бадзэ «муха», «насекомое» и -пс «вода», «река». Так часто назывались сезонные дождевые мелкие речки, над которыми летом роились мухи.

Среди повторяющихся гидронимов из «Таблицы» Хан-Гирея есть еще одно название – Озередь, которое встречается в двух, довольно отдаленных друг от друга, местах. Одна из этих речек впадает в Черное море между Анапой и Цемесской бухтой [3: 80], а другая является притоком р. Терек в Кабарде [3: 69]. Первая речка часто упоминается на картах и в документах как Озерейк, Озерек, Озерейко, и она сохранилась до наших дней в форме Озерейка. Вторая речка Озередь больше нигде в литературе не упоминается. Из всех приведенных вариантов фиксации данного гидронима только вариант Хан-Гирея – Озередь наиболее приближен к его общеадыгскому звучанию Озэрэдж, а все остальные являются попыткой воспроизвести его шапсугское произношение Озэрегь/Озэрекь. Значение архаичного названия Озэрэдж (Уэзэрэдж) не ясно. Возможно, в его основе лежит собственное имя. Тогда остается вопрос: почему одно название носят две столь отдаленные друг от друга речки?

Существование в топонимии двух речек в разных местах с одинаковым названием – явление не редкое, и объясняется оно, главным образом, двумя причинами: а) идентичностью географических характеристик местностей (как в случае с вышеприведенными примерами) или б) результатом миграции населения, когда название реки переносится со старого места жительства на новое. Как нам представляется, в данном случае более вероятной является вторая версия. Как известно из истории, в начале средних веков кабардинцы жили в районе Анапы и Новороссийска, а затем мигрировали дальше на юго-восток, на территорию современной Кабардино-Балкарии. В память об этом событии до сих пор адыги называют черноморское побережье, от Анапы до Цемесской бухты, Хэкужъ (Хекуз) «старая обитель», «прежнее место жительства», «прародина» [8: 28]. Данный факт и название запечатлены и в русских письменных источниках ХIХ в. [9: 63; 10: 55], и на военных картах [11].

В завершение приведем еще один пример, как фраза Хан-Гирея из «Таблицы рек и речек»: «Нарт-псххо – впадает в Псс-эфв, который образует род озера у устья Кубани» [3: 80] подтолкнула нас к новым исследованиям и помогла не только идентифицировать и локализовать утраченные архаичные названия, но расширить наши сегодняшние представления как об образовании многочисленных минеральных источников на территории исторической Черкесии, так и о терминах, обозначающих их. Во-первых, благодаря этой информации нам удалось найти утраченный нартский гидроним Нартпсыхъо (Река Нартов) и уточнить его локализацию [12]. Во-вторых, исследование древних адыгских названий лиманов Таманского полуострова, в том числе и Витязевского и Кизилташского, зафиксированных Хан-Гиреем как Псс-эфв – псыIафI/псыIашIу «вода сладкая (вкусная)» или IашIупс/IафIыпс «сладкая, вкусная вода», позволило нам соотнести его с упоминаемым греческим автором Псевдо-Аррианом (V в.) местным названием Корокондамского озера, т. е. Кизилташского лимана, – Описсас [13: 178]. Данная гипотеза предполагает существование названия IашIупс/IафIыпс – Псс-эфв – Описсас в течение как минимум полутора тысяч лет и помогает понять его значение [14]. Это вопрос, касающийся не только лингвистики, но и античной истории Таманского полуострова и проблемы расселения народов на этой территории с древних времен и места предков адыгов в этих процессах.

Возвращаясь к особенностям подачи и фиксации адыгского ономастического материала, представленного Хан-Гиреем, необходимо, на наш взгляд, еще раз подчеркнуть, что при всех недостатках системы, разработанной им, безусловно то, что она построена в четком соответствии с адыгским мышлением, представлениями о себе и об окружающем мире, а также с принципами и правилами адыгского (черкесского) языка, разобравшись в которых, исследователь получает ключ к пониманию собранных Хан-Гиреем сведений и к разгадке тайн многих географических названий.

Литература:

1. Гарданов В.К., Мамбетов Г.Х. Введение // Хан-Гирей. Записки о Черкесии / Вступ. ст. и подгот. текста к печати В.К. Гарданова и Г.Х. Мамбетова. – Нальчик: Эльбрус, 1978.
2. К читателю // Султан Хан-Гирей: Избранные труды и документы / Сост., подгот. текстов, научн. редакт., коммент. М.Н. Губжокова. – Майкоп: ОАО «Полиграф-ЮГ», 2009.
3. Хан-Гирей С. Записки о Черкесии / Вступ. ст. и подгот. текста к печати В.К. Гарданова и Г.Х. Мамбетова. – Нальчик: Эльбрус, 1978. – 334 с.
4. Гарданов В.К., Мамбетов Г.Х. Хан-Гирей и его «Записки о Черкесии» // Кавказский этнографический сборник. – M., 1980. – Вып. VII.
5. Меретуков К.Х. Адыгейский топонимический словарь. – 3-е изд. – Майкоп: Качество, 2003. – 423 с.
6. ГАКК. Ф. 670. Оп. 1. Д. 29. Л. 107.
7. Богуславский Л. История Апшеронского полка. 1700-1892: В 3 т. – Т. II. – СПб., 1892. – 552 c
8. Коков Дж.Н. Адыгская (черкесская) топонимия. Нальчик: Эльбрус, 1978. – 316 с.
9. Люлье Л.Я. Черкесия. Историко-этнографические статьи // Ландшафт, этнографические и исторические процессы на Северном Кавказе в ХIХ – начале ХХ века. – Нальчик: Эль-Фа, 2004.
10. Каменев Н. Бассейн Псекупса // Кубанские войсковые ведомости. – 1867. – № 14.
11. Объяснительная карта. К предположениям о действиях на Правом фланге Кавказской линии в будущем 1837 г. Сост. в 1836 г.; Карта черкесских берегов. 1838 г. // Российская государственная библиотека. Отдел картографических изданий. Ко 5 / VII – 36.
12. Емыкова Н.Х. Где находится Нартпсыхъу – Река нартов? (К проблеме изучения и локализации нартских топонимов) // Адыгский эпос «Нарты» и мировое эпическое наследие. Материалы Международного научного симпозиума «Адыгский эпос «Нарты» и мировое эпическое наследие, посвященного 95-летию со дня рождения ученого-нартоведа А.М. Гадагатля. – Майкоп, 2017. – С. 77-80.
13. Античные источники о Северном Кавказе / Сост. В.М. Аталиков. – Нальчик: Эльбрус, 1990. – 307 с.
14. Емыкова Н.Х. Адыгская историческая топонимика: опыт реконструкции смысла // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Майкоп: изд-во АГУ, 2016. – Вып. 4 (187).

Н.Х. Емыкова, «Вестник науки АРИГИ №21 (45) с. 40-46».
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 30-04-2020, 23:35. Просмотров: 552
Другие новости по теме:
Нурджан Емыкова: Историческая топонимия Черкесии ХIX в. по русским военным ...
Этимологию названия «Цемесская» (бухта) можно сделать с помощью черкесского ...
В Адыгее готовится презентация книги «Султан Хан-Гирей: Избранные труды и д ...
В Майкопе издана книга: «Султан Хан-Гирей. Избранные труды и документы»
Нурджан Емыкова: О происхождении названия города Майкоп