Архив сайта
Ноябрь 2020 (21)
Октябрь 2020 (32)
Сентябрь 2020 (32)
Август 2020 (33)
Июль 2020 (32)
Июнь 2020 (34)
Календарь
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Мадина Тлостанова: Риторика тех, кто требует сохранения памятников военным преступникам и колонизаторам, а тем более строительства новых, основана на грубом упрощении и искажении, на санкционированном невежестве.

Тем, кто требует сохранения памятников военным преступникам и колонизаторам





























Войны памятников – явление не новое, но периодически активизирующееся в переломные эпохи, когда культура памяти ощутимо превращается в «агрессивно инструментальную», по словам А. Миллера, политику памяти, навязываемую сверху, как правило, со стороны государства, но также и локальных сообществ, стремящихся к власти и доминированию и продвигающих свою версию истории.

Государства и политические режимы используют памятники как безмолвные, но мощные символы своего господства и навязывания и нормализации своей модели истории. Поэтому символический экзорцизм – очищение пространства от памятников, несущих боль, унижение человеческого достоинства, забвение исторических травм – это важная часть деколонизации. Последнее десятилетие снос памятников часто приводит к разворачиванию общественных движений с внушительными результатами.

Так движение «Родс должен упасть» в ЮАР, которое началось со сноса памятника Сесилю Родсу в университетском кампусе, привело к деколонизации университета как института, к изменению учебных программ и принципов репрезентации. Постсоветская война памятников, ярко проявившаяся в странах Балтии, тоже хорошо известный феномен. Обществу предлагаются санкционированные формы сконструированной коллективной памяти, которые искажают и стирают прошлое и обесценивают неудобные власти версии истории. Агрессивная политика памяти, которая может выражаться как в уничтожении памятников, так и в установке новых, приводит к тому, что целые народы превращаются всего лишь в «сноски» в хозяйском историческом нарративе. Прошлое становится непредсказуемым в том смысле, что оно может быть переинтерпретировано любым удобным способом, что и имеет место сегодня.

Риторика тех, кто требует сохранения памятников военным преступникам и колонизаторам, а тем более строительства новых, основана на грубом упрощении и искажении, на санкционированном невежестве. Она изымает из обсуждения историческое измерение, незаживающую «колониальную рану», по мысли чикана-философа Глории Ансальдуа. В этой логике сохраняется асимметрия власти – в том числе и в области производства знания и памяти.

У Энн Столер есть понятие, которое описывает механизмы санкционированного невежества – «колониальная афазия» – неудобосказуемость кровавой колониальной истории, тот факт, что даже хотя ее и помнят, о ней нельзя или очень трудно рассказать в существующих рамках. Осознание в полной мере масштабов колониальной трагедии не попадает в фазу, постоянно запаздывает или отметается в акте коллективного психоаналитического отрицания и прямая связь этого прошлого с настоящим (ярко выраженная, например, в лозунге беженцев и мигрантов «Мы здесь, потому что вы были там») также постоянно отрицается.

Типичные для всех империй модерности двойные стандарты очевидны в российском случае, когда этно-национализм осуждается в постколониальных и неоколониальных контекстах, но всячески взращивается в неоимперском российском изводе. Колониальная афазия в нашем случае видна в отсутствии обсуждения смысла именно этого конкретного адлерского памятника. Ведь это не «места памяти», пусть и одиозной, царского или даже советского времени, а откровенный, наспех сработанный новодел, водруженный в разгар мировой войны памятников.

Что за подвиг он славит? По сути, речь идет о военном преступлении явившихся на чужую территорию оккупационных войск, участвовавших в незаконной аннексии чужой территории, в массовом уничтожении и последующей депортации местных жителей, немногочисленные потомки которых являются сегодня гонимым меньшинством на земле своих предков. Все это было проделано с крайней степенью цинизма, в узко-прагматических геополитических интересах вечно догонявшей запад Российской Империи, которая выкраивала себе колонии из того, что ей позволяли иметь более сильные соперники и при этом не создала своей модели, надергав понемногу из всех существующих имперских стратегий – британской, французской, американской и т.д.

Материалы дискуссии "Памятники и политика. 2.0." , состоявшейся 23 июля на «Кавказском узле»

МадинаТлостанова,
профессор университета Линчепинга, Швеция.

zapravakbr.com
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 28-07-2020, 12:48. Просмотров: 544
Другие новости по теме:
Республика Адыгея: 1,5 тысячи памятников археологии от палеолита и до наших ...
Адыгее подписан указ, касающийся упорядочения строительства культовых объек ...
Война русских и черкесских памятников
Памятники царским генералам на Кавказе актуализируют болевые точки горцев
В Адыгее сетуют – таблички не охраняют памятники исторического наследия