Архив сайта
Октябрь 2020 (24)
Сентябрь 2020 (32)
Август 2020 (33)
Июль 2020 (32)
Июнь 2020 (34)
Май 2020 (35)
Календарь
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


После выборов в Абхазии в марте новые власти в Сухуми (Сухуме) неоднократно призывали к расширению диалога с Тбилиси. Но учитывая, что в Грузии вскоре пройдут парламентские выборы, пока неясно, ответит ли Тбилиси на этот призыв.

Пока Абхазия призывает к диалогу, – ответит ли Тбилиси?





























На следующий день после того, как 22 марта Аслан Бжания был избран президентом Абхазии, он выразил желание увидеть абхазо-грузинский диалог. Он предположил, что параллельно с нынешним женевским форматом диалога абхазским и грузинским властям нужен отдельный «небольшой проспект» для двусторонних переговоров по «проблемам, связанным с границей». В женевский формат входят представители Грузии, России, США, Абхазии и Южной Осетии, а сопредседателями являются ЕС, ОБСЕ и ООН.

Это заявление было одним из череды подобных заявлений нового правительства Абхазии с призывами к углублению экономических связей и расширению диалога с властями Тбилиси.

В интервью «Эхо Кавказа», являющегося проектом «Радио Свобода», 8 августа Сергей Шамба, бывший министр иностранных дел, а ныне секретарь Совета безопасности Абхазии, также выступал за мир между абхазами и грузинами. «Всё время жить во вражде невозможно, – сказал Шамба. – Нужно думать о будущем, о наших детях. Мы не можем воспитывать молодое поколение в ненависти».

Это стало заметным изменением тона по сравнению с прошлыми двумя десятилетиями, когда официальные лица в Абхазии требовали, чтобы Грузия признала Абхазию в качестве независимого государства до того, как мог начаться двусторонний диалог.

На пресс-конференции, организованной российским государственным информационным агентством «Интерфакс» в июле, президент Бжания заявил, что абхазская и грузинская стороны должны договориться о подписании соглашения о неприменении силы. «Мы не требуем от руководства Грузии, чтобы они признали абхазское государство, но договор о неприменении силы даст возможность для диалога», – сказал он.

Ответит ли Тбилиси на этот призыв?

Несмотря на неоднократные заявления Бжания и других, их призывы к диалогу в основном остаются без внимания. Единственный официальный ответ из Тбилиси поступил от заместителя главы Службы государственной безопасности Александра Ходжеванишвили, который предложил Бжания передать свои предложения через Женевский формат.

Несмотря на кажущееся молчание, подобные предложения не беспрецедентны. В интервью OC Media в 2018 году Кетеван Цихелашвили, бывшая тогда министром по примирению и гражданскому равенству, заявила, что обращалась к абхазским властям с просьбой об альтернативной линии переговоров, но на это от второй стороны ответа не последовало.

Нино Каландаришвили, председательница Института изучения национализма и конфликтов в Тбилиси, заявила, что вряд ли между грузинской и абхазской сторонами существовала какая-либо коммуникация по поводу предложений Бжания, даже по тайным каналам.

«Прямые переговоры не обязательно означают, что премьер-министр Грузии и президент Абхазии должны разговаривать напрямую. Это может быть своего рода «диалог без галстука»», – сказала Каландаришвили OC Media. Она пришла к выводу, что правительство Грузии, вероятно, думает о возможных внутренних последствиях.

Вопрос о двусторонних переговорах с абхазскими официальными лицами оказался в последние годы политически взрывоопасной идеей в грузинской политике.

Гиорги Квирикашвили будучи премьер-министром Грузии столкнулся с негативной реакцией внутри страны и даже был обвинён в том, что он «пророссийский» после его высказывания о том, что Грузия «готова к прямому диалогу с абхазами и осетинами». В 2013 году Бидзина Иванишвили, который был тогда премьер-министром Грузии, а в настоящее время является председателем правящей партии «Грузинская мечта», стал объектом аналогичной критики за то, что высказал то же самое.

Несмотря на это, офис грузинского министра по примирению заявил OC Media, что они «полностью готовы к расширению диалога с абхазским обществом» для решения проблем людей, живущих вдоль разделительной линии, – социально-экономических и гуманитарных, а также проблем, связанных с правами человека.

Министерство, которое совсем недавно возглавила Теа Ахвледиани, не высказалось конкретно ни о формате, ни о сроках каких-либо двусторонних переговоров с правительством Абхазии, но и не отвергало их прямо. «Правительство на самом высоком уровне неоднократно заявляло, что наша главная цель – диалог, ориентированный на мир и благополучие нашего населения, живущего за линией оккупации, а также восстановление доверия и примирения обществ, разделённых войной».

По мере приближения парламентских выборов в Грузии, назначенных на 31 октября, оппозиционные партии также в основном молчат по поводу этих предложений.

Исключением стала «Свободная Грузия», социально-консервативная партия левого толка, возглавляемая Кахой Кукава, который открыто одобрил это предложение. В годовщину начала военного конфликта в Абхазии 14 августа партия настаивала на том, что «мирному диалогу между грузинами и абхазами нет альтернативы».

«Заявления с другой стороны реки Энгури о возобновлении грузино-абхазского диалога, которые мы слышим всё чаще, обнадёживают», – сказали ее представители.

OC Media обратились к нескольким другим политическим группам, чтобы узнать об их позициях. Ответ был неоднозначным. Некоторые, в том числе «Стратегия Агмашенебели» Гиоргия Вашадзе, «Граждане» Алеко Элисашвили, либертарианская партия «Гирчи» и «Альянс патриотов», полностью отказались выражать свою позицию по этому вопросу, несмотря на неоднократные просьбы.

Как партия «Единое национальное движение» (ЕНД), так и партия «Европейская Грузия» заявили, что двусторонний диалог по гуманитарным и экономическим вопросам может быть приемлемым при условии, что это не поставит под угрозу Женевские дискуссии.

«Когда дело доходит до решения гуманитарных вопросов, проблем, связанных с медицинским обслуживанием, образованием, с которыми сталкиваются наши граждане, живущие по ту сторону, мы только приветствуем [диалог]», – сообщил OC Media Гиорги Барамидзе, занимавший несколько государственных должностей во время правления ЕНД.

«Однако при условии, что это не повлечёт за собой изменения нашей позиции, согласно которой власти Абхазии де-факто являются марионеточным режимом. Если под этим диалогом каким-либо образом подразумевается диалог между официальным Тбилиси и Сухуми, это будет неприемлемо. Этот диалог по гуманитарным вопросам не может заменить переговоры по конфликту», – добавил он.

Аналогичную позицию высказал депутат от «Европейской Грузии» Серги Капанадзе. «Мы не поддерживаем какой-либо формат, который подорвёт, заменит или ослабит женевский формат, который должен быть единственной платформой для урегулирования конфликта», – сказал Капанадзе OC Media.

«Если мы говорим о неформальном двустороннем диалоге только по экономическим или гуманитарным вопросам, мы не видим в этом никаких проблем. Ещё раз: только если это не подрывает мандат женевских переговоров».

Партия «Лело», недавно созданная грузинским банкиром Мамукой Хазарадзе, как и Лейбористская партия, отвергли эту идею. Кандидат «Лело» Гиорги Барамиа, который занимал должность председателя правительства Абхазии в изгнании в 2009-2013 годах, настаивал на том, что существует «только один и незаменимый формат переговоров, это женевский формат».

«Мы не рассматриваем какой-либо другой [формат переговоров] на правительственном уровне, но мы поддерживаем отдельный канал публичной дипломатии. Пока Абхазия оккупирована [Россией], двусторонние переговоры на правительственном уровне нежелательны», – сказал он.

Кандидат Лейбористской партии Гиорги Гугава назвал это предложение «ловушкой для вовлечения Грузии в соглашение, в котором конфликт будет изображён как конфликт между двумя странами».

Нино Каландаришвили из Института изучения национализма и конфликтов опровергла подобные опасения. «Если будут предприняты конкретные шаги и будет разработан соответствующий формат и послания, я сомневаюсь, что прямые переговоры поставят под угрозу повестку Грузии по деоккупации или внушат западным партнерам Грузии, что Грузию это не волнует».

Каландаришвили также возразила аргументу о том, что прямое взаимодействие с Сухуми подорвёт позиции страны в глазах Запада, которая часто звучит в Грузии. «Напротив, если полностью игнорировать [предложения Бжания], есть риск разочаровать наших западных партнёров, которые ожидают каких-то действий в этом направлении».

Торнике Шарашенидзе, профессор международных отношений грузинского Института общественных отношений (GIPA), сказал, что предыдущая политика Грузии не принесла результатов, и поэтому предложения Бжания «заслуживают рассмотрения».

«Прежде чем может начаться какой-либо диалог, необходимо серьёзно поработать на более низком уровне, включая экспертные сообщества, пообщаться, после стольких лет отсутствия общения друг с другом», – сказал Шарашенидзе OC Media.

Он предупредил, что грузинской стороне также необходимо иметь некоторое общее представление о том, насколько Бжания и его команда будут автономны от России при взаимодействии с грузинскими официальными лицами. «На данный момент это неясно».

Шарашенидзе сказал, что сомневается в том, что грузинское правительство даст какой-либо ответ накануне октябрьских парламентских выборов, отметив, тем не менее, что Грузия не может позволить себе роскоши «пожертвовать важной повесткой [урегулирования конфликта] ради внутриполитических спекуляций».

«Это окно возможностей может существовать недолго»

Эти предложения не избежали разногласий и в Абхазии.

«Аруаа» («защитники») – группа ветеранов войны, связанных с бывшим президентом Раулем Хаджимба, – осудила предложения Бжания, заявив, что они означают «ревизию» повестки «независимости Абхазии».

17 августа партия «Апсны» присоединилась к «Аруаа», осудив то, что они назвали намерением правительства «налаживать торговые связи […] с государством, которое до сих пор находится с нами в состоянии войны».

Бжания также столкнулся с гневом в августе, когда делегации «Альянса патриотов», грузинской парламентской оппозиционной партии, известной своими анти-НАТОвскими позициями, было разрешено въехать в Абхазию, чтобы доставить православную икону в Илорийскую церковь Святого Георгия в Очамчира (Очамчире).

В результате разразившегося скандала группа абхазов вернула икону, а помощник Бжания подал в отставку, взяв на себя всю ответственность за содействие визиту. [Подробнее на OC Media: Советник президента Абхазии уволился из-за визита грузинских депутатов].

Перед этим последним скандалом абхазская журналистка Мариана Котова сообщила OC Media, что оппозиция Бжания в Абхазии будет использовать любые контакты с грузинскими властями против него. «В возможном диалоге абхазская сторона намерена затронуть вопрос изоляции Абхазии и, естественно, признания, то есть те [вопросы], которые не интересны Грузии».

Котова сказала, что Бжания также может столкнуться с сопротивлением планам по установлению таможенного контроля на контрольно-пропускном пункте Энгури (Ингур) со стороны тех, кто уже занимается контролем неформальной торговли. «Об экспорте товаров на Европейские рынки сейчас речи нет вообще», – добавила она.

В 2018 году власти Грузии обнародовали свою политику «Шаг к лучшему будущему», в которую входил доступ товаров, произведённых в Абхазии, на внутренний рынок Грузии с использованием «нейтральной по статусу маркировки», а также предложение продавать товары в странах ЕС в рамках соглашения Грузии о свободной торговле. Этот мирный план, который не привёл к более активным переговорам с абхазской стороной, также предполагал внесение поправок в Закон об оккупированных территориях.

16 января, тогда ещё оставаясь лидером оппозиции, Бжания отметил, что экономические связи могут способствовать «сближению позиций» и «восстановлению доверия» с грузинской стороной.

«Экономика – это сфера, в которой у нас есть связи. У нас есть опыт обмена товарами и продуктами, а также в сфере услуг. Мы должны выяснить, какие существуют возможности хотя бы для расширения сотрудничества между частными компаниями. Думаю, если нам это удастся, это позволит восстановить доверие между нашими людьми. Вот каким я представляю будущее грузино-абхазских отношений. Мы должны шаг за шагом двигаться в этом направлении», – сказал Бжания грузинскому информационному агентству InterPressNews.

Тем не менее, если власти в Тбилиси не будут действовать, неясно, как долго предложение о переговорах будет оставаться в силе. «Это окно возможностей, к сожалению, может существовать недолго, – отметила Нино Каландаришвили. – Чем больше времени проходит, тем труднее общаться».

Для удобства читателей, редакция предпочитает не использовать такие термины как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании институтов или политических позиций в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

oc-media.org
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 26-09-2020, 17:34. Просмотров: 182
Другие новости по теме:
Абхазия устами Аслана Бжания заявила о готовности к диалогу с Грузией
«Между Сухуми и Тбилиси должен быть диалог, в какой форме – не имеет значен ...
В Тбилиси готовы задействовать новые платформы диалога с Сухуми
В территориальных водах Абхазии задержано судно под флагами Грузии и Ливии
Грузия может начать войну в Южной Осетии и Абхазии