Архив сайта
Май 2022 (26)
Апрель 2022 (34)
Март 2022 (34)
Февраль 2022 (32)
Январь 2022 (34)
Декабрь 2021 (32)
Календарь
«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Этот бог, возможно, первый и последний из языческих богов, оставшийся от самых древних времен, когда прачеркесы были еще первобытными людьми. Остальные боги – скорее, знаменитые люди, заслуги которых ценятся до сих пор. Тем Пако и любопытен.

Нартский эпос черкесов: Пако, возомнивший себя богом, – А.С. Куек





























Пако

В адыгском нартском эпосе Пако (ПакIо – преграждающий путь) часто называют богоподобным. Его имя само говорит за себя – он всегда преграждает путь нартов во всех сказаниях, где фигурирует его образ, выступает всегда злым, коварным и опасным божеством. В этом его принципиальное отличие от всех мифологических божеств адыгского пантеона.

Исследователи адыгского фольклора мало что пишут о Пако. Лишь М. Мальцев называет его «…паразитом, напоминающим по своим жизненным «функциям» обычного феодала – уорка или муллу, выступающим как типичный шарлатан, уподобляющий себя богу. Власть Пако над людьми ограничена. Его титул «бог» Пако чередуется с «богоподобным» Пако, что наряду с иронической его характеристикой говорит о критическом отношении народа к религиозному дурману… Расправа витязя Уазырмеса с Пако – логическое следствие трезвого отношения народа к религии».

А. Шортанов отрицает наличие в адыгском фольклоре злого божества, считая, что «… четко организованного противопоставления добра и зла в лице богов в адыгской мифологии мы не находим» и, что «адыгский пантеон – это, в основном, пантеон хтонических божеств – демиургов». Однако « ... мифологическое сознание амбивалентно: нет добра без зла и наоборот». В мире, где бинарное всегда рядом: добро и зло, тьма и свет, белые и черные джины, зло тоже имеет своего покровителя. В данном конкретном случае, Пако не что иное, как забытое божество погоды, ведающее делами туч, дождя и погоды.

Возможно, Пако раньше был одним из самых почитаемых и грозных божеств, ведь в его подчинении семь Тхэ, железноклювые орлы с огромным предводителем Бгъэжъ ябг (грозный орел), а также повелевание Шыблэ, природными стихиями в виде ветра и дождя. Его почитали, делали подношения, но со временем он начал утрачивать свое влияние и нарты перестали его почитать как бога. Пако обиделся на нартов и унес их огонь, напустил на них холод. Изменения погоды во время похищения огня у нартов злым божеством, сопровождаются гротескным описанием: «Как молодую ветку сгибал ураган вековые дубы, до неба поднимал морские волны, до основания разрушал дома…».

Нарты попросили своего предводителя Насрэн жакI (Насрэн борода), вернуть огонь, и он отправился к горе Ошхэмаф, где жили космогонические боги, в том числе и Пако. На вопрос Насрэна, почему он, Пако, «у которого, как считают люди, жалость бесконечна», отобрал огонь очага, злое божество гневно отвечает:
180-181

«…Маленькие людишки, вы вышли из веры,
Моему божьему лицу делаются большие неуважения.
Из того, что выращиваете на земле, не выделяете моей доли,
Накрывая стол, не откладываете мне кушанья,
В конце года не произносите хох-тост в мою честь,
Открывая бочку с хмельным, мою долю не отливаете...
Из охоты возвращаетесь – не делитесь,
Вместе с вами я не пью и не кушаю в ваших застольях,
Мое жилище, Ошхэмаф, хотите сделать тропою,
Я слышал от вас, нартов, не раз,
За все это расплачиваетесь вы, нарты…».

Нарты, осуждавшие Насрэна за непослушание богу, сказали:

«О уи-уий! (возглас) нарт Насрэн,
Насрэн жач…
Волю Тхэ (Бог) и его желания
Ты не принимаешь.
Ты проклятый Тхэ,
Поднятый на вершину скалы,
Прибитый к горе...
Пока мы тебя отвяжем,
Пусть Тхэ умертвит на месте,
Умертвит…».

А нарты, почитавшие своего предводителя, не раз пытались спасти его, но многие из них погибли, и они возвращались ни с чем.

В мифе, зафиксированном Аполлонием Родосским о Прометее, говорится о том, как Медея приготовила для своего возлюбленного лекарство, известное под названием бальзам Прометея. Необычное лекарство готовилось из сока растения, которое произрастало на месте, орошаемом кровью истязаемого Прометея. Всякий, кто натирался этим бальзамом, становился бессмертным, а тело его – неуязвимым. Если на горе, где был прикован Прометей, произрастало растение бессмертия, то на горе Ошхэмаф, где был прикован Насрэн жач во владениях Пако, было озеро, где вода имела такие же целебные свойства.

В нартских пщынатлях о прикованном к горе Насрэн жач, и его освобождении отважным нартом Пэтэрэзэм, хорошо прослеживается мифический образ злого божества. «Противясь даже великому Тхэ, считая себя богом, был один, по имени Пако,– говорится в сказании «Как Пэтэрэз освободил прикованного к высокой горе Насрэн жач». – Я бог! – говорил, и выделял себя среди людей. Пако обычно неожиданно налетал на нартов, грабил их и уносил на съедение своему помощнику – «огромному, как туча, орлу, питавшемуся только человеческим мясом...». Именно он ежедневно разрывал грудь Насрэна и терзал его сердце и печень.

Кроме него у Пако было еще множество железноклювых орлов, предводителем которых был тот же страшный бгэж (орел). Помогали злому божеству и вечно голодный, страшный, черный людоед, старуха Псэхэх, благо и всепобеждающий борец. Как видно, «армия» Пако грозна и сильна, потому он был так опасен и непобедим. Лишь отважный Пэтэрэз сумел победить всех помощников Пако, обратить его самого в бегство, освободить Насрэна и вернуть людям огонь. В нартском эпосе адыгов ни одно божество, кроме Пако, не притесняет людей, поэтому вполне закономерна победа над ним.

Надо отметить, что мотив богоборчества, прослеживающийся в эпических повествованиях, где встречается Пако, не характерен в отношении других божеств героического эпоса. Сам мотив подвергания остракизму бога известен разным народам. Остракизму подвергался именно тот Бог, который «нарушал» принцип взаимной поддержки и равного воздаяния. От такого Бога отрекались, оставляли его «голодным», не приносили жертвы. «После смерти Германика народ был так разгневан против богов, что побивал их камнями в храмах и открыто отрекался от верноподданничества им…».

По грузинской мифологии взаимоотношения людей с божествами устанавливались непосредственным общением. Плохая погода, низкий урожай, засуха и всякие другие ненастья приписывались людьми неподобающему поведению –нарушению табу со стороны божества. Поэтому люди считали «виновными» царей и жрецов божеств, являющихся олицетворением небесных сил и ответственных перед народом, наказывали их. Люди считали, что, наказывая царя или жреца, они наказывали само божество. Так, «когда Пиримзе (покровитель атмосферных явлений у хевсуров – А. К.) с целью мести меняет погоду, земледельцы преследуют его, обращаются с ним грубо и даже бьют».
182-183

Если Пэтэрэз убил всех помощников Пако и обратил его в бегство, следующий герой Орзэмэс (Уазырмэс, Орзэмэдж) вообще убивает его. Обратимся к сказанию «Котел нартов». «Нарты были народом большой силы, они никогда не боялись врагов,– повествуется в нем.– Но после встречи с пщы (князь – А. К.) богов жадным и коварным Пако, они стали бояться его как овцы волка. Нарты унижались перед пщытхь (князь богов – А. К.) Пако, преклонялись перед ним, преподносили ему самое лучшее, что у них есть со словами:

– Живи для нас, пщытхэ Пако…

Однажды, когда, согнувшись под тяжелой ношей, нарты несли дань Пако, раздался голос, подобный весеннему грому:

– Отважные нарты! Слишком много дани вы отнесли трусливому Пако с козлиной бородой! Сильные нарты должны быть свободными!

Те, кто несли дань, не понимая, что случилось, после окрика застыли в страхе. Нарты оглянулись и видят: кричал храбрейший из храбрых нарт Орзэмэдж. Они подумали, что за такие слова Пако на месте же поразит нарта громом. Но не было и грома, жадный и коварный Пако был очень труслив. Однако, ни один нарт не послушался Орзэмэджа, настолько Пако досаждал им. Как и раньше было, Пако съедал лучшие подношения нартов.

Нарты поставили в круг огромный котел, из которого кормился весь нартский род. Котел был настолько огромен, что его поместили между двумя горами и вкопали в землю. Среди нартов возник спор: сможет ли кто-нибудь без огня расплавить лед. Они оторвали от горы большие куски льда и кинули в котел. Но никто не сумел расплавить лед без огня и, пристыженные нарты, опустили головы.

– Это сможет лишь всемогущий Пако,– сказали они.

Тут походкой льва, раздвигая нартов, в круг вошел Орзэмэдж и подошел к котлу. Посмотрел вверх, в небо, куда никто не смел обратить свой взор, взметнул ввысь свой тяжелый меч.

– Послушайте, отважные нарты! – крикнул Орзэмэдж.– Там, где я сегодня был на охоте, убил я семь помощников Пако с козлиной бородой, семь богов Шыблэ и гремучего Уашхо…

Как только Орзэмэдж сказал слова, которые до сих пор не произносились, небо потемнело и лед растаял в котле. Еще выше поднял меч Орзэмэдж, еще сильнее крикнул:

– Ей, кровопийца, злой Пако! Я сегодня убил в долине гор семь богов, охранявших леса и воды...

Тучи закрыли небо, пар, кружась, начал выходить из котла. Перепугавшиеся нарты услышали, как Орзэмэдж грозно крикнул Пако:

– Я и тебя убью, Пако! Слышишь, пщытхэ, злой трус!

Тут из котла начал брызгать кипяток во все стороны. Шыблэ, ярко блеснув, разогнал черные тучи, покрывавшие небо, и сразу все обрело покой. Потом в страну нартов пришла беда. Перестал идти дождь, горячие лучи солнца иссушали землю, мир потерял зеленый цвет, с деревьев посыпалась листва. Скот и звери умирали, женщины перестали рожать. Глубокие колодцы с холодной водой иссушились. Нарты с большими подношениями отправились к разгневанному Пако, повсюду слышались только мольбы:

– Пожалей нас, наш великий пщы, наш тхэ Пако…

Но не находили даже того, кому можно было отдать дань. Нарты потеряли след пщытхэ на земле. Испугавшись гнева Орзэмэджа, пщытхэ Пако переселился на небо, чтобы никогда не вернуться на землю и мучил оттуда людей за непослушание. Нарты, не находя выхода из создавшегося положения, обступили Орзэмэджа.

– Какие мы были несчастные, когда ты родился на свет, Орзэмэдж. На весь мир ты навлек несчастье, из-за тебя наш род в беде, ты виноват и заслуживаешь смерти!

Грозный голос Орзэмэджа раздался среди множества людей:

– Смерть не страшна нарту! Но сначала я убью козлинобородого и освобожу нартский род.

Тогда нарты зарядили свою огромную пушку. Орзэмэдж залез в нее. От выстрела содрогнулись огромные горы и нартский витязь, размахивая руками, залетел в большой стеклянный дом Пако, находившийся в небе.

– Когда тебя не стало на земле, она стала мне скучной,– обращаясь к козлинобородому Тхэ, говорит Орзэмэдж.– Посмотри вниз, видишь иссушенную, обезвоженную землю? Видишь голые деревья без листьев, выжженные солнцем травы? Не рожают более исхудавшие женщины. Посмотри, наш бог...

Пако испуганно выглянул из окна большого стеклянного дома. Тут Орзэмэдж своим мечом отсек голову с козлиной бородой. Потом на иссушенную землю начал литься дождь (184-185) с кровью. Восстановившиеся леса и кустарники омыла роса. Мир вновь стал цветущим, земля обрела снова свою жирность. Несчастье ушло от людей. Жизнь вновь стала кипучей.

Вкопанный в землю между двумя горами остывший котел нартов в тот же день вновь закипел без огня. Прошли дни, года, столетия, но, напоминая победу нартского юноши Орзэмэджа над Пако, живущим на земле людям, котел кипит, бурлит. Позже от тяжести котел вошел в землю, и его закрыла зелень цветущей земли. Из расщелин земли брызги горячей воды выбрасывает наружу котел нартов. Люди бережно обложили камнями эти места и называют их «целебными источниками».

В сказании ясно прослеживается наличие у Пако атрибутов божества погоды – способность изменять атмосферные явления. Вот почему от слов Орзэмэджа «небо потемнело, тучи закрыли ее, лед в котле растаял и закипел, Шыблэ ярко сверкает» (характерный мотив смешения грома и молнии – А. К.). Покровитель туч задерживает дождь и на землю являются засуха, голод, бесплодие. Интересен и факт характеристики Пако, как пщытхэ богов и наличие у него семи прислужников, охранявших леса и воды. В образе Пако мы видим покровителя грома и молнии, неба и туч, атмосферных явлений.

Диалог, как художественный способ раскрытия противоборства добра и зла, также широко используется в пщынатлях и сказаниях, где встречается образ Пако. На все добрые предложения и пожелания нарта, покровитель погоды отвечает злобно, с ненавистью. Из диалога вырисовывается образ коварного, мстительного, жестокого бога, готового за малейшее непослушание истребить весь нартский род. Герой, противящийся тирану, наоборот, добр и великодушен, его мечты и чаяния связаны только с мечтой о радости и свободе для людей, о счастье и благополучии нартов.

Для характеристики Пако в эпосе часто используется эпитет. Почти всегда с его именем используются слова «козлобородый», «трусливый», «грозный» или «могучий», «злой», «кровожадный». Это хорошо прослеживается в нартском сказании «Как Орзэмэс спас нартов от голода». Герой эпического повествования Орзэмэс возмущен тем, что нарты дают дань Пако и намеревается убить его, и тем самым освободить нартов от непосильных подношений злому божеству. Больше всего нарта возмутило то, как одна бедная женщина, оставив голодными своих маленьких детей, несла дань Пако. За ней шли плачущие дети и кричали:

«– Мы голодны, дай нам чуть-чуть!

Но женщина молча шла туда, куда направлялись все нарты. Орзэмэс отправился к злому богу и крикнул:

– Ей, кого люди считают богоподобным, козлобородый Пако, если в тебе есть мужество, выходи!

Услышав это, Пако притворился больным и велел сообщить об этом нарту. Но Орзэмэс проник в дом и приветствовал хозяина:

– Пако, пусть будет счастливым твой день!

– Да будет дорога твоя несчастливой,– ответил Пако.

Услышав это, Орзэмэс потянулся к своему разящему мечу, чтобы отрубить голову Пако, но тот вскочил и убежал. Нарт погнался за ним. Убедившись, что на земле Орзэмэс ему не даст жизни, Пако построил в небе дом из паутины, и переселился туда. После этого он навлек на людей беду. Орзэмэс вновь отправился на поиски Пако и нашел его в небе и бесшумно проник в дом злого бога.

– Пусть твой день будет счастливым, Пако,– приветствовал он хозяина.

– Да будет дорога твоя несчастливой! Ты не давал мне жить на земле, и на небе теперь не даешь спокойно пожить! – испугавшись, сказал Пако.

– Не проклинай меня, Пако, я пришел рассказать тебе о людских бедах на земле,– сказал Орзэмэс.

– Что же такого случилось на земле нартов? – вроде не зная ничего, спросил злой бог.

– Говорят, оттого, что нарты перестали тебе нести дань, ты рассердился и забрал силу их земли. Просо больше не растет, скот больше не прибавляет, женщины перестали рожать. Голод погубит нартов. В случившемся они обвиняют меня.

– Ты, ты,– сказал Пако.– Ты возвращал людей, которые несли мне дань! Преследуешь меня, не дал жизни на земле, и вот теперь добрался и сюда.

– Меня сюда привело несчастье. Нарты меня прислали, чтобы я поговорил с тобой. У них даже нет воды, чтоб утолить жажду!

– И дальше на лучшее не надейтесь. Будешь знать, как соперничать с Пако!
186-187

– Если я ошибся, прости, из-за меня не губи всех нартов. Вот, посмотри на землю, видишь, как они смотрят вверх с надеждой. И стар, и млад, женщины и дети просят тебя пустить на землю дождь, дать вновь расти просу.

Что бы ни говорил Орзэмэс, Пако даже не пошевелился. Тогда нарт пошел на хитрость. Сказав Пако, что люди принесли ему много добра, заставил его выглянуть и отсек голову».

Нужно отметить, что возвращение предводителя и неизменного тамады за столом Насрэн жач, огня, и влаги (после победы над Бгэж ябг и Пако на иссушенную землю семь дней шел оживляющий дождь) как этнический сюжет репродуцирует один из мифических мотивов мировой мифологии – борьбу героя за восстановление нарушенного космического порядка силами хаоса. «Орел выступает в данном эпическом сюжете символом и атрибутом божества Пако и одновременно воплощением грозного, враждебного по отношению к человеку «верха», гор, «неба», где сосредоточены хтонические разрушительные по отношению к человеку и его космосу тенденции… Мотив «возвращения огня», «света», «воды / дождя» отражает не только борьбу за упорядочение космоса, но и процесс смены мифологических приоритетов, выражающихся в смене божественных пантеонов.

Адыгский Пако имеет много сходных черт с карачаево-балкарским божеством Фуком. Он, как и Пако, грозен и коварен. Ему люди платят дань, и их поведение не подтверждает традиционного эпитета «храбрые» – они дрожат перед Фуком.

Герой карачаево-балкарского эпоса Урызмек, подобно адыгскому Орзэмэджу (Орзэмэсу), намеревается убить злого бога. А люди, вместо того, чтобы помочь ему, даже предупреждают об опасности Фука (также как отдельные нарты осуждали Орзамэса за то, что воспротивился богу Пако – А. К.), что объясняется страхом перед ним. Однако, это не мешает относиться к Фуку с презрением, называя его «козлинобородый Фук».

Права А. И. Алиева, усматривая в образе Фука «черты некоего древнейшего божества, четкие представления и вера в которого давно утрачены, и феодала, обложившего жителей непосильной данью».

Особо хотелось бы остановиться на сходных чертах образа Пако и божества Кеклуцы в грузинском героическом эпосе «Амираниани». Если Пако помогают орлы, драконы, людоеды, то Кеклуца повелевает войском, состоящим из каджей и чертей. Помогают ему также осел и волк. Они стерегут дочь Кеклуцы красавицу Камар. Повелитель каджей и чертей живет в небе (туда же переселяется и Пако и строит стеклянный дом – А. К.). Кеклуца прячет и охраняет как зеницу ока солнцеликую дочь, а Пако на горе Ошхэмаф – волшебную живительную воду бессмертия.

Приготовления Кеклуцы к походу против Амирани вызывают изменения погоды: тень его войска превращается в тучу, брызги из-под копыт коней вызывают дождь. Пыль, поднятая пешим войском, превращается в сильный ветер и грозу. «Поднялась страшная буря.., настала плохая погода, и проливной дождь хлестал Амирани в лицо»,– говорится в сказании об Амирани. Как нами было выше отмечено, адыгский Пако тоже мог влиять на погоду: напускать на людей ураган и холод, задерживать дождь и т.д.

Хотя борьба между Кеклуцей и Амирани заканчивается в пользу Амирани, преимущество Кеклуцы все же остается очевидным, ведь одно его дуновение (т. е. грозы) «бросило на колени» Амирани, а в другом варианте он даже отсек голову герою. Это обстоятельство дало возможность известному исследователю грузинского эпоса «Амираниани» М. Я. Чиковани прийти к выводу, что «именно отец Камар является тем существом, которое приковало Амирани нервущейся цепью к скале и надвинуло на него снежно-ледяную гору».

Многие народы, потерявшие со временем своих богов как Пако, не забыли их. Например, «…оскское племя, потеряв своего этнического бога, сохранило его в форме шута и первого актера, Маккуса. Многие племенные боги, покрытые общим христианским культом, сохранились в виде шутов, олицетворяющих, так называемые, национальные блюда: у французов (мука), у немцев – Ганс Вурст (колбаса), у итальянцев – Джовании Макарони (мучные блюда), у англичан – Джек Пудинг (тоже мучное блюдо), у голландцев – Ян Пиккельхеринг (маринованная селедка) …».

Отрывок взят из книги А.С. Куека «Мир нартов». – Майкоп, 2018.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 15-01-2022, 18:46. Просмотров: 319
Другие новости по теме:
Эпический герой и восстановление космического порядка в адыгском нартском э ...
Что Пэтэрэз сделал для нартов, - из адыгского эпоса
Великий и могучий русский язык: слово «творить»
А.С. Куек: Олицетворение света и Луны в нартских сказаниях
Мифические образы адыгского эпоса «Нартхы», – Асфар Куек