Архив сайта
Август 2017 (23)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Март 2017 (37)
Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В краеведческой и научной литературе существует несколько гипотез о происхождении названия города Майкоп (Мыекъуапэ), но ни одно из них не дает удовлетворительного ответа, а вызывает еще больше вопросов. Отсутствие определенности становится причиной возникновения новых, все более фантастичных версий. Именно это обстоятельство и подтолкнуло нас к собственному расследованию.

Нурджан Емыкова: О происхождении названия города МайкопНами были изучены все известные версии, без исключения, как верные, так и ошибочные. Расположив их в хронологическом порядке, по времени их появления и опубликования в печати, мы смогли лучше понять, в каких исторических условиях они родились и причины их возникновения, а также что в них соответствует действительности, а что изначально было заблуждением.

В результате весь материал о происхождении топонима Мыекъуапэ (Майкоп) разделился условно на две большие группы: 1) варианты, объясняющие черкесское происхождение топонима Мыекъуапэ, по-русски зафиксированного как Майкоп, 2) версии, которые строятся на попытках исследовать этимологию названия Майкоп, исходя из его русскоязычной формы, не учитывая, что оно произошло от черкесского топонима Мыекъуапэ. По этой теме опубликована статья "К вопросу о происхождении названия Майкоп".

В данной работе мы коснемся конкретно истории возникновения названия города Майкоп, а также некоторых проблем, связанных с его изучением.

Первое упоминание адыгского топонима Майкоп (Мыекъуапэ) в русских документах времен Кавказской войны относится к 1825 году. В июне 1825 года отряд под начальством ген. Вельяминова совершил первый поход из Усть-Лабинского редута за Кубань, в земли абадзехов. В рапорте начальнику Кавказского корпуса генералу Ермолову по этому поводу Вельяминов сообщал: "Отряд наш стоит вне всякой опасности на обширной и отовсюду открытой равнине по правую сторону Сагуаша (Шъхьагуащэ, р. Белая - Н.Е.), в верстах десяти ниже известной высоты под названием "Майкопа".

Ответ на вопрос, где находилась эта "высота Майкопа", мы находим у М. Харламова: "Остатки окопов Вельяминова местные старожилы указывают влево от дороги из Майкопа на Келермесскую - на участке, принадлежащем теперь наследникам полковника Малыхина". По всей видимости, лагерь отряда Вельяминова находился в районе нынешнего совхоза № 10. Оттуда в километрах 10-12 начинается подъем на возвышенность, которую генерал Вельяминов указал как "высоту Майкопа", а черкесы называли, и до сих пор называют, Мыекъопэ жэгъу (Майкопская возвышенность, Майкопский спуск).

С этой возвышенности, на которую поднимается дорога из города Майкопа в ст. Келермесскую, вся Майкопская низина (Мыекъопэ кIах, или просто Мыекъуапэ) открывается взору как огромная чаша. Слово жэгъу (жэгу) в адыгском языке буквально означает "нижняя часть подбородка", "второй подбородок" (в географических названиях - "место под горой, подножие"). Название Мыекъопэ жэгъу (Майкопский подбородок или Подбородок Майкопа) как нельзя точно передает живописность и характер этой возвышенности, окаймляющей чашу Майкопской низины с северо-востока.

Экспедиция отряда Вельяминова на землю абадзехов продолжалась более двух месяцев. За это время было построено временное укрепление, которое потом называлось "майкопским станом" или "вельяминовскими окопами", был вырублен лес, покрывавший весь правый берег реки Сагуаша (Белая), и возведена переправа на левый берег реки, через которую переправлялись отряды для истребления окрестных аулов.

Вероятно, именно это место переправы на левый берег реки Белой в более поздних военных документах упоминается как брод или переправа Топ-Гогдаб, Топогуап, что по-адыгски может звучать как Топ гъэуапI - "место, где стреляют пушки". Судя по описаниям, оно находилось там, где сейчас расположены два моста через реку Белую - автомобильный и железнодорожный, по дороге из города Майкопа в пос. Тульский (за пос. Победа, где расположены дачи).

В последствии, в разные годы Кавказской войны, предпринимались и другие кратковременные военные операции русских войск в районе Майкопской долины. Так, в сентябре 1829 года отряд ген.-м. Антропова с правого берега Кубани направился к Майкопскому ущелью. По результатам этой военной экспедиции начальник Кавказской линии ген. Емануель обратился к главнокомандующему фельдмаршалу Паскевичу с проектом о необходимости возведения ряда укреплений между реками Кубань и Белая, в их числе и укрепления "при урочище Майкоп". Упоминаемые здесь названия Майкопское ущелье и урочище Майкоп соответствуют адыгским названиям этой местности Мыекъопэ кIэй, Мыекъопэ кIах, Мыекъуапэ (Майкопская долина, Майкопская низина, равнина), где сейчас расположен современный город.

Строительство новой линии военных укреплений по реке Белой началось в 1850 году, с началом возведения Белореченского укрепления у впадения в Белую небольшой речки, по документам Псипсе (адыг. ПсыпцIэ - "Черная речка"). Для усиления новой Белореченской линии и оказания давления на близлежащие черкесские аулы в ноябре 1851 года в Майкопское ущелье вошел отряд Евдокимова и стал лагерем на одном из возвышенных берегов реки Белой, где был снят план местности. Далее отряд сделал еще одну остановку у впадения речки Чудндук (адыг. Цундыкъо - "Воронья балка", совр. назв. - Шунтук) в реку Белую "для новой съемки обоих берегов реки, из которых правый упирался в горы, а левый представлял собой довольно обширное открытое пространство". В ходе этой экспедиции были проведены несколько рекогносцировок и составлена топографическая карта Майкопской долины.

К осуществлению идеи строительства укрепления в Майкопской долине приступили в начале мая месяца 1857 года. Для этой цели в Тенгинской крепости, расположенной на Черноморском побережье, в устье р. Шапсухо, был сформирован Майкопский отряд под командованием ген.-л. Козловского. 1 мая 1857 года отряд двинулся к месту назначения и 3 мая, продвигаясь от Белореченского укрепления по правому берегу р. Белой, подошел к Майкопской долине, где занял низменный правый берег р. Белой.

По описаниям М. Харламова: "Правый берег Белой, возвышающийся в некотором расстоянии от реки в виде крутого обрыва, саженей 10-15 высоты, представлял собой широкую долину, покрытую небольшим кустарником и густою травою, среди которых попадались грязные непроходимые болота разной величины. Одно из таких болот в виде длинной балки пересекало западную часть теперешнего старого города и служило обиталищем целой массы диких свиней. Не без основания поэтому пространство, занятое Майкопским отрядом, было известно у черкесов под именем "когожь", что значит "свиной баз".

Местность под названием Когожь (варианты: Хоож, Кокош) встречается и в других источниках. К примеру, на военной карте "Маршрут движения отрядов под начальством ген.-л. Козловского от укр. Майкопского вверх по р.р. Курджипсу и Бжину до верховьев р. Дижи с показанием просек" отмечено "Урочище Кокош", которое соответствует вышеописанному месту. Оно представляет собой небольшой островок, образуемый полукруглой балкой, которая вытекает из реки Белой и впадает обратно в нее (район улиц Низпоташной и Кожевенной, где до сих пор сохранились фрагменты этой балки в виде прудов - Н.Е.). Это место и эту балку черкесы называли КъоIэщ или КъоIощ (къо - "кабан", "вепрь", а в географических названиях - "балка", "овраг", "ущелье"), а Iэщ (Iощ) - "загон", "баз", "огражденное место для содержания скота" и переводится оно, скорее всего, как "место, огороженное балкой", а не "свиной баз".

Далее, восстанавливая по военным документам события, связанные с началом строительства укрепления, М. Харламов писал: "4 мая, часть Майкопского отряда выступила из лагеря для обозрения Майкопского ущелья. Пройдя верст 10-12 по берегу Белой, разведочный отряд после небольших схваток с черкесами, уничтожив преграждавшие путь три засеки, и, сняв план Майкопского ущелья, на следующий день возвратился в лагерь. 6 мая было приступлено к очистке низменного берега Белой от покрывавших его вековых деревьев, а затем к постройке крепости в некотором расстоянии к востоку от лагеря (место, где сейчас расположен военный госпиталь по ул. Пушкина - Н. Е.). Это наиболее высокий берег Белой и при том в таком пункте его, который находится приблизительно в одинаковом расстоянии от Майкопского и Курджипсского ущелий, благодаря чему крепость должна была занять доминирующее положение над всем пространством, лежавшем против нее".

Постройка крепости заняла 10 месяцев и была завершена в феврале 1858 г. О том, как она выглядела и каких размеров была, М. Харламов писал: "Крепость, по форме своей имевшая близкое сходство с буквою "П", несколько суживающуюся к верху, была окружена рвом и валом, сажени в 1,5 высоты. Начинаясь с восточной стороны от крутого берега Белой около нынешней аптеки Горста (ул. Жуковского, бывш. ул. Полковая, предпол. здание, где сейчас размещаются редакции республиканских газет "Советская Адыгея" и "Адыгэ макъ" - Н.Е.) и, доходя северною своею стороною до Дровяной площади (совр. площадь Дружбы - Н.Е.), крепостной вал на западе оканчивался у берега Белой, захватывая все места, на которых расположены теперь базар ("старый базар" - Н.Е.) и прилегающие к нему кварталы старого города".

Военное укрепление, воздвигнутое на высоком правом берегу реки Белой, получило название Майкопское или сокращенно Майкоп в соответствии с названием местности, где оно было построено. С 1858 года в течение последних лет Кавказской войны крепость Майкоп была важным узловым пунктом, куда сходились дороги всех отрядов во время их экспедиций в район реки Белой, в земли абадзехов. После войны название крепости Майкоп перешло на населенный пункт, возникший при ней, а затем и на город. Такова краткая история возникновения названия города Майкоп (Мыекъуапэ).

Погружение в исторический материал позволило нам воссоздать историю возникновения крепости Майкоп, а также подтвердить тот факт, что название местности Мыекъуапэ, зафиксированное по-русски в различных вариантах: Меакоп, Маю-купа, Высота Майкопа, Майкоп, Майкопское ущелье и урочище Майкоп упоминается в военных источниках, начиная с 1825 года. Кроме того, мы выяснили очень важное обстоятельство, что все эти названия относятся не только к местности, где сейчас расположен современный город, но и ко всей долине реки Белой, по крайней мере, от р. Шунтук до ст. Ханской. Нам также удалось восстановить ряд других утраченных черкесских топонимов, связанных с окрестностями Майкопа, которые помогли нам лучше разобраться в происхождении названия города.

Теперь о том, что означает это название Мыекъуапэ (Майкоп) и откуда оно происходит? На самом деле, существуют два варианта перевода значения этого слова с черкесского языка. Все разночтения произошли по причине того, что первоначально к толкованию значения топонима Майкоп обратились исследователи, не владевшие черкесским языком.

Так, К.Ф. Ган впервые в статье "Опыт объяснения кавказских географических названий" (1909) попытался объяснить значение этого топонима: "Майкоп - черкесское слово: мей - "яблоня" и куапэ - "угол"; в окрестностях города много яблонь". Формально К.Ф. Ган верно передал значение каждого из слов мей и куапэ, но в целом смысл топонима истолкован неправильно. Дело в том, что название Мыекъуапэ состоит не из двух, а из трех слов: мые (каб. мей) "дикая, лесная яблоня", къо – в географических названиях "балка", "ущелье", "русло речки" (другие значения: "сын", "кабан", "вепрь"), и – пэ "устье реки" (другие значения: "нос", "начало", "край чего-либо"). На первый взгляд, все понятно и просто, но так как все компоненты имеют несколько значений, то при переводе легко ошибиться. Необходимо учитывать определенные принципы словообразовательных моделей черкесских топонимов, иначе искажение смысла неизбежно.

Другой исследователь М. Харламов (1912), вслед за К.Ф. Ганом, при переводе слова Майкоп разделил его на две части: "Майкоп - это несколько видоизмененное русскими черкесское слово, правильнее даже два слова - мей - "кислые лесные яблоки" и кюапэ - "свиной пятак", "долина", "балка". Отсюда Майкоп или по-черкесски Мейкюапэ, означает "яблочная долина", "яблочная балка".

Действительно, слово къуапэ, можно перевести и как "угол", и как "свиной пятак", но к значению топонима Мыекъуапэ они не имеют никакого отношения. Для того, чтобы в этом слове вычленить значение "балка", надо было разделить его еще на две части: къо и пэ "устье", но М. Харламов об этом не знал. Далее, понятие "долина" (кIэй) вообще отсутствует в этом слове, оно есть только в полном варианте названия - Мыекъопэ кIэй, а в сокращенном Мыекъуапэ всего лишь подразумевается. Не разобравшись во всех этих тонкостях, в итоге М.Харламов предложил два варианта перевода значения слова Мыекъуапэ - "яблочная долина" или "яблочная балка".

Всем этим неточностям перевода М. Харламова можно было не уделять столько внимания, если бы они в дальнейшем не получили широкое распространение. Так, в книге "Майкоп. Краткий исторический очерк" (1957) ее авторы П.Ф. Коссович, М.З. Азаматова и С.Н. Малых значение слова Майкоп (Мыекъуапэ) переводят как "долина яблонь". Со временем эта путаница в черкесских географических терминах привела к тому, что слово къо, означающее "балка, ущелье" в словарях стали переводить на русский язык как "долина".

Второй вариант объяснения значения слова Мыекъуапэ, более точный, появился позднее, чем первый. Он принадлежит ученым-кавказоведам и был опубликован в научных изданиях, малодоступных широкому кругу читателей. Необходимо отметить, что в этих работах топоним Мыекъуапэ (Майкоп) не был объектом отдельного исследования, а приводился в качестве примера. Так, грузинские ученые И.А. Джавахишвили (1939) и С.Н. Джанашиа (1940), изучая происхождение географических названий Абхазии и Западной Грузии, отметили в некоторых из них наличие древнего пласта черкесских элементов – словообразовательного компонента п / пэ, который они толковали на основе черкесского языка как "нос", "конец", "устье реки" (Бзы-п, Гу-п, Аха-па и др.).

В поддержку своей гипотезы они приводили примеры из топонимики исторической черкесской территории и современной Адыгеи, когда название реки и компонент п / пэ вместе часто образуют названия населенных пунктов, расположенных у устья соответствующих рек: "аул Афыпсы-п (у устья реки Афипс), Лэба-п (у устья реки Лаба – Усть-Лабинск), Уля-п (у устья реки Уль), Мые-къуа-пэ "Майкоп" (букв.: "устье яблонной долины") и др."

Таким образом, грузинские ученые впервые в научной литературе поставили топоним Мыекъуапэ (Майкоп) в один ряд с географическими названиями, образованными по типу "название реки + устье", к которым он по своей структуре и относился. Но далее при переводе названия речки Мыекъо они не избежали той же ошибки, что и М. Харламов, и перевели компонент къо как "долина". В результате получилось "устье яблонной долины", а не "устье (балки, реки) Миеко", как должно было быть.

Авторы "Грамматики адыгейского литературного языка" (1941) Н.Ф. Яковлев и Д.А. Ашхамаф, также рассматривая общие корни в кавказских языках, обратили внимание на слово къо в значении "балка", "ущелье", "русло реки", которое, кроме черкесского языка, встречается в грузинском и балкарском языках. В качестве примера они привели название речки Кудэкъо (Кудако), где кудэ - "нефть", къо - "балка", "русло реки" - "нефтяная балка". При этом они сделали сноску: "Ср.: Мыякъо - река Мияко, букв: "Яблоновая река", откуда название г. Майкопа: Мые-къуапэ букв. "устье Яблоновой реки" (Цит. по тексту - Н.Е.).

Так, впервые в черкесской научной литературе был зафиксирован правильный перевод значения топонима Мыекъуапэ (Майкоп) - "устье (реки) Миеко" или "устье Яблоневой реки", но это примечание, напечатанное мелким шрифтом в "Грамматике адыгейского литературного языка", долгие годы оставалось незамеченным не только для широкого круга читателей, но и для ученых-лингвистов.

Черкесская топонимика вообще, и топоним Мыекъуапэ (Майкоп), в частности, стали объектом специального исследования черкесских ученых в 60-е годы прошлого столетия. Два исследователя: сначала Дж.Н. Коков в Кабардино-Балкарии, а затем К.Х. Меретуков в Адыгее, приступили к изучению черкесских географических названий, в том числе и названия Мыекъуапэ (Майкоп). Так, Дж.Н. Коков в статье "К постановке вопроса о черкесской топонимике на Черном и Азовском побережьях" (1960 г.) происхождение названия Майкоп выводил из Мейкъуэпс, что означает "яблоневой балки река".

Действительно, гидроним Мейкуэпс (каб.) и Мыекъопс (адыг.) он перевел верно - "яблоневой балки река", но, как мы знаем, название города Майкоп происходит от другого слова - Мыекъуапэ - "устье реки Миеко". Несмотря на это, данная этимология на фоне других несостоятельных версий была признана наиболее убедительной, и известный советский ученый В.А. Никонов опубликовал ее в своем "Кратком топонимическом словаре" (1966).

В 1968 г. в газете "Адыгейская правда" К.Х. Меретуков опубликовал статью под заголовком "Город в устье реки. Еще раз о происхождении названия Майкоп". В ней он писал, что многие неверно осмысливают Майкоп, как "долину яблонь", где мие - "яблоня", ко - "долина". "В таком случае "Майкоп имел бы усеченную форму Миеко. Но в конце слова Майкоп - Миекуапэ явно слышится элемент п / пе, который почему-то всегда выпадает из поля зрения исследователей.

А без этого элемента толкование смыслового значения Майкоп как "долина яблонь" остается незаконченным, частичным и потому неверным. Майкоп состоит из названия реки Миеко (мие - "яблоня", ко - "долина", пе - "устье", т.е. Майкоп - город, расположенный в устье реки Миеко, а дословно - Устьдолинояблоновск. Словообразовательная модель типа Майко+п (название реки + устье) довольно продуктивна в черкесском языке. Таким путем образовался ряд названий черкесских населенных пунктов. Например, Уляп, расположенный в устье реки Уль и др.".

Как мы видим, К.Х. Меретуков, вслед за И.А. Джавахишвили и С.Н. Джанашиа, поставил топоним Мыекъуапэ в один ряд с названиями, образованными по модели "название реки + устье", к которым он и относится, но при переводе значения компонент къо перевел неверно, как М. Харламов, и в итоге у него получилось: Устьдолинояблоновск. В последствии это толкование значения топонима Майкоп вошло во все издания "Адыгейского топонимического словаря" (1981, 1990 и 2003 гг.).

Дж.Н. Коков в монографии "Адыгская (черкесская) топонимия" (1974 г.) вновь обратился к этимологии топонима Майкоп и в отличие от своей прежней версии предложил новый вариант. Он также, как и К.Х. Меретуков, отнес данный топоним к ряду образований типа "Афыпсып(э), Лэбап(э), Улап(э), ПсышIуап(э), и др.", но дал верный перевод: Мыекъуапэ - "устье Мыекъо (яблоневой речки)", где мые "яблоня (дикая), къо - "балка", "речка".

Итак, мы выяснили, что название Мыекъуапэ (Майкоп) в переводе с черкесского языка означает "устье Миеко (яблоневой речки, балки)". Теперь встает другой вопрос: где находится эта балка или речка Миеко?

М. Харламов в упомянутой выше статье писал: "Слово Майкоп служит обозначением небольшой речки, впадающей в реку Белую с правой стороны, немного южнее станицы Тульской". Это подтверждается военными картами, на которых небольшая речка Миеко отмечена как Майкопа, (совр - Майкопка или Майкопская). Итак, мы установили, что устье речки Миеко находится выше станицы Тульской, тогда почему укрепление, построенное в 17 км ниже по течению р. Белой, было названо Майкоп (Мыекъуапэ), т.е. "устье речки Миеко"? Этот вопрос ставил в тупик всех исследователей.

К примеру, К.Х. Меретуков в упомянутой газетной статье предположил такой ответ: "Сначала название Майкоп получил населенный пункт, расположенный у впадения реки Миеко в Белую. Затем это название распространилось на близлежащие географические объекты (Майкопское ущелье, Майкопское урочище, Майкопские высоты), а позднее перешло и на воздвигнутую крепость".

В более поздних публикациях он ограничивался предположением: "Видимо, здесь когда-то был расположен какой-то населенный пункт, называвшийся Майкоп". В этом же направлении рассуждал и Дж.Н. Коков: "При впадении речки Мыекъо в Белую, под бурными террасами, находился черкеский населенный пункт, называвшийся Мыекъуапэ. Затем это название перенесено на современный город и преобразовано на русской почве в Майкоп".

Как видно, К.Х. Меретуков и Дж.Н. Коков по аналогии с приведенными примерами названий населенных пунктов: Афыпсып, Лэбап, Уляп и др., сделали вывод, что Мыекъуапэ тоже было названием населенного пункта, находившегося когда-то в непосредственной близости к устью речки Миеко. С лингвистической точки зрения Мыекъуапэ действительно стоит в одном топонимическом ряду с вышеуказанными названиями, но предположения К.Х. Меретукова и Дж.Н. Кокова не имеют под собой исторической основы. Вполне возможно, что в устье Миеко когда-то и находился какой-то аул, но утверждать, что он назывался Мыекъуапэ, нет никаких оснований.

Как известно, названия черкесских населенных пунктов исторически формировались, в основном, по двум схемам: "фамилия рода + хабль (селение, аул)" - Абидо-хабль, Даур-хабль и др., или "фамилия владельца + притяжательный суффикс -ий, -ай" - Патук-ай, Хачемз-ий и др. А названия аулов типа Афыпсып, Уляп являются новообразованиями позднего времени, и относятся ко времени Кавказской войны, когда шло интенсивное переселение черкесов с завоеванных земель. При переселении на новые места аулы смешивались, переименовывались, при этом существовали циркуляры, по которым названия аулов, происходящие от родовых фамилий прежних владельцев должны были заменяться наименованиями племен, рек и урочищ. Так появились названия аулов типа Афыпсып (устье реки Афипс), Уляп (устье реки Уль) и др. по названию местности, где они располагались.

Топонимы типа Афыпсып, Уляп, Лэбап и Мыекъуапэ существовали и ранее как название местности, до возникновения там населенных пунктов. До сих пор в языке есть много других названий местности этого типа, которые не являются названием аулов. Они существуют как обозначение местности - устье реки, как например, Фэрзапэ (устье реки Фарс), ТIопсапэ (устье реки Туапсе) и др. Во всех этих случаях речь идет не только о месте впадения одной реки в другую, но местности - долине, низине, прилегающей к нему. Черкесы, называя всю местность, прилегающую к устью реки, одним общим именем, состоящим из "названия реки + устье", тем самым подчеркивали, что это "место силы", что здесь образовался определенный ландшафт и микроклимат, отличающийся от всей остальной территории.

Точно также название Мыекъуапэ обозначало не только то место, где речка Миеко впадала в Белую, но и всю долину реки Белой, прилегающую к устью, начиная с Хаджоха до станицы Ханской. Всю эту долину черкесы называли общим именем Мыекъопэ кIэй (Майкопская долина), а сокращенно Мыекъуапэ (Миекуапэ). По этой причине военное укрепление, построенное в 1858 году на территории Майкопской долины, было названо ее именем. Этот факт, как мы видели выше, подтверждается и историческими документами.

Остается вопрос: почему вся долина названа именем речки Миеко? Как известно, на всем протяжении Майкопской долины в реку Белую, кроме Миеко, впадают еще несколько речек, в том числе Финтв, Шунтук и Курджипс и почему не их именем названа долина? Чем так примечательна эта речка, и какой важный смысл заложен в ее названии речки?

Обратимся к морфологии первого компонента гидронима - мые, который означает "дикая, лесная яблоня". О происхождении этого слова Н.Ф. Яковлев и Д.А. Ашхамаф пишут: "Язык ясно показывает, что название дерева яблони произошло уже вторичным путем, позднее от названия плода: от мы - "дикое яблоко" с помощью суффикса -е образуется мые - "дикая яблоня". Этот суффикс представляет собой формальную частицу, которая служит для образования не только названий многих деревьев, но и названий некоторых племен, а также народов и стран ими населенных".

Следуя этой логике, мы можем сказать, что слово мые, кроме своего прямого значения "дикая яблоня", может означать и "страну диких яблонь" и "родину диких яблонь".

Далее, Н.Ф. Яковлев и Д.А. Ашхамаф пишут: "Садовое яблоко называется по-черкесски, как и по-кабардински, - "мы-Iэ-рыс", т.е. букв.: "дикое яблоко, руками посаженное", а садовая яблоня - "мы-Iэ-ры-сэ чъыг" букв.: "дикого яблока, руками посаженного, дерево". Таким образом, Н.Ф. Яковлев и Д.А. Ашхамаф обращают наше внимание на тот факт, что язык в этих двух словах передал четко и лаконично всю эволюцию дерева яблони от дикого мые до окультуренного человеческими руками мы-Iэ-ры-сэ.

Из всего этого можно сделать вывод, что предки черкесов в языке отобразили исторические процессы, участниками или свидетелями которых они являлись: в данном случае, окультуривания яблони и других плодовых растений. Эта гипотеза находит подтверждение в исследованиях академика Н.И. Вавилова, который выделял особый "кавказский очаг", в том числе и окрестности Майкопа, как родину "диких родичей" культурных плодовых растений груш и яблони.

На это указывают и мифы о черкесском боге плодородия и изобилия Тхагаледже, который считался творцом всех окультуренных растений и плодовых деревьев, в том числе и яблони. Золотое дерево нартов, выращенное Тхагаледжем, это яблоня, на которой росли чудодейственные яблоки. Примечательно, что в нартском эпосе речь уже идет не мые (дикой яблоне), а о мыIэрысэ (окультуренной яблоне).

Кроме того, название Мыекъопэ кIэй, Мыекъуапэ упоминается в мифологических сюжетах о Тхагаледже, как место, где он возделывал землю, хранил свой урожай и разводил свои сады. Получается, что вся эта информация заложена в названии самой речки Миеко, всей Майкопской долины реки Белой (Мыекъуапэ кIэй), расположенной в ее устье, а теперь уже и в названии города Майкоп (Мыекъуапэ).

Н.Х. Емыкова, старший научный сотрудник отдела славянской культуры АРИГИ.

http://www.adygvoice.ru/newsview.php?uid=4210
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 23-06-2011, 10:51. Просмотров: 2123
Другие новости по теме:
Уже и археологи подтверждают, что Майкоп действительно – «Долина яблонь»
Этимологию названия «Цемесская» (бухта) можно сделать с помощью черкесского ...
В мэрии Майкопа состоялся разговор об использовании древней даты основания ...
В столице Адыгеи состоится презентация книги «Древний Майкоп»
Названия городов Тула, Москва, Псков, - много ли в них (адыгского) черкесск ...